?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сердце Проклятого

Близится к финалу приключенческая линия романа, та, которая происходит в Израиле, в наше время.
Впереди еще несколько эпизодов "библейского" времени, несколько "средневековых", эпилоги и - главное - все это сшить, как хороший костюм с Севил-роад.

* * *

- Ты что? Под поезд попал?
- Видишь ли, Марина…
- Тебе надо к врачу! Арик! Вызывай скорую…
- Не надо скорую, Марина!
- У тебя сломан нос, Рувим! У тебя кровоизлияние в правый глаз! У тебя опухшая скула и, возможно, повреждена челюсть!
- У меня еще и жопа прострелена, - признался Рувим. – Шатаются четыре зуба в нижней челюсти. Ушиб голени и, скорее всего, треснули два ребра справа. Скорая с ума сойдет! Но и это еще не все - в машине у меня раненый, которого мы вчера выкрали из «Йосефталя». И девушка с простреленной рукой и побитая, почти, как я… Арик, не надо никого вызывать!
- Может быть, вызовем психиатрическую? Чем ты теперь занимаешься, Рувим? – спросила Марина, делая знак мужу не двигаться с места. – Ты же археолог, вроде? С мумией подрался? Или на тебя напали расхитители гробниц?
- Что-то вроде того… Марина, а в доме нельзя поговорить? И машину к вам в гараж поставить…
- Следующей просьбой будет переночевать в нашей спальне?
- Мне бы не хотелось тебя пугать, но если машина останется снаружи, расхитители гробниц заявятся к вам в гости.
- Ты это серьезно?
- По-моему, мое лицо, ребра и даже задница доказывают мою серьезность.
- Тебе действительно прострелили задницу, Кац? – спросила Марина, морщась с некоторой брезгливостью. – Необычное для тебя ранение… Ты бежал?
- Я лежал, - пояснил Кац. – Уж поверь, это не так весело, как тебе кажется. Или ты предпочла, чтобы мне отстрелили что-нибудь другое? Я понимаю, что теперь это тебе уже все равно, но все же… Арон, пожалуйста, прояви решимость! Пока мы здесь препираемся, освободи место в гараже!
Арон по инерции сделал шаг, но супруга посмотрела на него мимолетно, да так, что он замер, как вкопанный.
Марина Криницкая была женщиной харизматичной. Люди, которым она нравилась, называли ее красавицей. Те, которым она не пришлась по душе, при этом недоуменно пожимали плечами. На самом деле, внешне госпожа Криницкая была «на любителя» - именно такой тип с юмором называют «сиськи на ножках». Небольшого росточка, энергичная, резкая, умная и чрезвычайно едкая, Марина пользовалась неизменным успехом у мужчин разного возраста, а также семейного и социального положения. Женщины ее почему-то недолюбливали. В Израиль она попала в 1977 году, вместе с родителями – одними из тех немногих, кто действительно выехал из СССР на Землю Обетованную, а не транзитом через Вену и Рим в Штаты. У тринадцатилетней девочки были способности к языкам и точным наукам, через несколько лет Криницкая владела ивритом, арабским, персидским, курдским. Английский, который она освоила еще в спецшколе в Киеве, а также русский и украинский в счет не шли. Школу Марина легко закончила в первой пятерке по успеваемости. Внушительный бюст, выросший тут же под ярким южным солнцем, и солидный багаж знаний в сочетании с развитым интеллектом создавали у окружающих когнитивный диссонанс. Мужчины терялись из-за неспособности выбрать правильную линию поведения в общении с этой женщиной, и инициатива сама по себе доставалась юной Марине Криницкой, можно сказать – падала к ней в руки. А уж она знала, как использовать преимущество!
После призыва в армию Криницкая, как полиглот, сразу же оказалась в одном из подразделений контрразведки, занимавшимся перехватом радиосообщений, успешно отслужила положенное, вернулась к учебе, а после окончания университета оказалась в Моссаде, уже как дипломированный специалист-переводчик, при чине и регалиях. Ее знания, усердие и честолюбие были оценены настолько высоко, что многие сотрудники противоположного пола и мечтать не могли ни о таких деньгах, ни о таких прыжках по служебной лестнице.
Ко времени своего второго пришествия на госслужбу она успела трижды выйти замуж и дважды развестись, ни разу не поменяв фамилию. Бывшие мужья о совместной жизни с ней говорить отказывались – наверное, были полны впечатлений, но умудрились подружиться между собой и их неоднократно видели вместе целенаправленно надирающимися в окрестных барах. Побывать супругом Криницкой оказалось тяжелым испытанием для мужского самолюбия, и не потому, что Марина оказывалась плохой женой, а потому, что мужчина в браке должен понимать, что у него есть яйца – не в физиологическом, а в сакральном смысле этого слова. Рядом с Криницкой можно было чувствовать себя самцом, а вот мужчиной…
С этим случались сложности.
Когда судьба столкнула Марину с Рувимом Кацем, она была не замужем в третий раз. Тогда Рувим был не профессором, а офицером подразделения 269 – удачливым, жестким, сравнительно молодым. От соприкосновения двух таких характеров не могли не полететь искры, и они полетели фонтаном.
Роман офицера Саерет Маткаль и переводчицы Моссада проистекал бурно, напоминая больше танковое сражение или рукопашный бой, чем попытку построить семейные отношения, но, несмотря на это, продлился несколько лет. За время тесного общения стороны в борьбе за первенство истощили физические и моральные силы, и в тот момент, когда Криницкая решила сдаться в плен единственному мужчине в ее жизни, выяснилось, что капитулировать уже не перед кем. Рувим устал первым и оборвал бой своим стремительным отступлением, так и не сообразив, что практически уже мог наслаждаться победой.
Роман послужил для обоих уроком. Рувим научился держать дистанцию во взаимоотношениях с женщинами так незаметно и искусно, что с тех пор ни разу и не задумывался о браке. Марина же, напротив, поняла, что жить надо не с образцом мужественности, уровень тестостерона в крови которого вызывает оволосение даже на мочках ушей, а с символом покорности, что хоть и скучно до зевоты, зато надежно и беспроблемно.
Так в жизни Криницкой появился четвертый и пока последний муж – Арон Флейшер - прекрасный врач, прекрасный человек и отец. Первый мужчина в ее жизни, которого не угнетали ни ум жены, ни ее характер, которому и в голову не приходило меряться с ней…
Ну, в общем, понятно чем.
Что казалось особенно странным – профессор Кац и госпожа Криницкая (фамилия Флейшер ее не соблазнила) сумели сохранить дружеские чувства, не превратив многолетний роман, в котором, кстати, не обошлось без приятностей, в выжженное поле битвы. А такое в распавшихся семьях случается чаще всего. Поздравляли друг друга на праздники телефонными звонками, очень редко – раз в пару лет – могли пообедать вместе, когда Рувима забрасывало в Хайфу, и Марину в Иерусалим или Тель-Авив.
Значительно чаще общались в Cети – хоть интересы профессора давным давно вышли из военной сферы, а Криницкая была чрезвычайно далека от проблем археологии и истории. Мировая Cеть соединяла их на время, как некий общий знаменатель, она как прибой вращала их по смежным орбитам, то и дело заставляя соприкасаться друг с другом по самым разным поводам.
Сама судьба, некогда бросившая Каца и Криницкую в объятия друг друга, не давала им забыть о существовании давно умершей (или не умершей?) любви. И сегодня, когда Рувим поднял чету Криницких-Флейшеров с постели в неурочный час, Марина не столько удивилась, сколько обрадовалась. Арон же (по вполне понятной причине!) появлению профессора не обрадовался, но из врожденной интеллигентности не только не попытался вытолкать Каца взашей, но и изо всех сил изображал сдержанную радость.
- Кац! – сказала Криницкая сурово, грозно поведя грудью. – Куда ты вляпался? Что это за странные намеки? Какие гости? Мы в Хайфе, а не в Хевроне! Ты ничего не перепутал?
- Мариночка! – попросил профессор почти нежно, - скажи Арону, чтобы он убрал машину с улицы! Он может ее закопать у тебя на клумбе, но это долго! А с каждой минутой вероятность того, что я принесу к тебе в дом неприятности увеличивается. Это никому не надо, а тебе в первую очередь… Делай, пожалуйста, что я говорю… Я не шучу! Я никогда не был так серьезен! У нас нет времени восхищаться ни твердостью твоего характера, не размером бюста! Он по-прежнему бесподобен, но, РАДИ БОГА, ПОСТАВЬ ДЖИП В ГАРАЖ!
В голосе его явственно прозвучала металлическая нотка, словно кто-то бросил монету в железную кружку.
- Арон… - позвала Криницкая мужа, не сводя при этом взгляда с лица Каца. – Выгони на улицу мой «лексус», пусть станут на его место. – Если это розыгрыш, Рувим, то ты великовозрастный идиот. Если это не розыгрыш, то почему ты еще не вызвал спецназ?
- Когда я позвал на помощь спецназ, то в Иерусалиме едва не стало одним кварталом меньше. Ты слышала о перестрелке на рынке?
- Да! Это ты?!
- Это в меня. Вернее, в нас…
- И вчерашний госпиталь в Эйлате… Рувим, ты взорвал «Йосефталь», чтобы выкрасть оттуда этого раненого?
- Мне приятно, что ты обо мне так хорошо думаешь, но, Марина, я даже в молодые годы старался взрывать только по необходимости. Те, кто может явиться в гости стреляли в палату, где лежал мой племянник. Это он в машине. Он и моя ассистентка.
- Постой, постой… Это о них передавали по всем каналам? В связи с терактом в «Царице Савской»?
- Послушай, - сказал Кац устало. – Я, конечно, далеко не всегда говорил тебе правду, но сейчас… Этого не рассказать в двух словах, в это трудно поверить, но за нами идет настоящая охота. Виной всему – древняя рукопись, которую мы нашли во время раскопок на Мецаде. Погибло много людей, Марина. Я не знаю, кому и зачем это нужно, но даже в Израиле у тех, кто хотел нас убить, была поддержка.
- И где рукопись? Могу я на нее посмотреть?
- Ее нет. Мой племянник, Валентин, потерял ее в пещерах под Иудейской пустыней во время наводнения.
- О, господи! – Криницкая посмотрела на Рувима с жалостью. – В пещерах. После наводнения. Рукописи древние. Теракты. Ты возомнил себя Индианой Джонсом, Кац? На кого ты похож? Побитый, грязный, и еще этот неподобающий возрасту и ученой степени хвост! Ты так и не смог повзрослеть! Я правильно сделала, что тебя бросила!
Огромный, как сарай, «Патфайндер» едва втиснулся в гараж на место компактного кроссовера. Арон припарковал «лексус» на площадке перед домом и принялся помогать Арин выгружать Шагровского с заднего сидения джипа.
- Ну, - сказал профессор миролюбиво, - это еще вопрос, кто кого бросил. Ты зря иронизируешь, иногда правда бывает настолько невероятна, что легче соврать, чтобы тебе поверили…
- Так ты врешь?
- Не тот случай. В доме есть оружие?
- Конечно. Я же израильтянка!
- Ты, прежде всего, бывший сотрудник Моссад. Пойдем в дом. Моему парню надо лечь.
- Девушка тоже твоя родственница?
- Моя ассистентка…
- Хорошенькая для умной ассистентки. Потянуло на молоденьких, Кац?
- Ты когда-нибудь смиришься с тем, что ты не единственная умная и красивая женщина на свете?
Криницкая фыркнула.
- Я все равно красивее и умнее всех. Жаль что ты до сих пор этого не понял!
- Расскажешь об этом Арону. Ему нужнее, - съязвил профессор, возвращаясь к джипу. – Вера в то, что жена – само совершенство, чрезвычайно укрепляет брак, хотя ослабляет ум, во всяком случае так говорил мой русский друг Беня Борухидершмойер. Главное твое достоинство, Криницкая - чудесный характер. У тебя даже рыбки в аквариуме должны плавать по согласованию с тобой…
- У нас нет аквариума.
- Да? – осведомился Кац. – Действительно, нет? А рыбки плавают?
Он порылся в чреве «ниссана» и извлек из салона короткоствольный автомат, давеча отобранный у охраны госпиталя.
- Нашему роману всегда не хватало этакого киношного боя, Марина. Такого, чтобы я на белом коне, да ты в костюме медсестры…
- Ну, костюм медсестры можно купить в паре кварталов отсюда, - ехидно сообщила Криницкая. – Вот насчет коня я не уверена…
- Ничего, что я здесь? – поинтересовался Арон не без иронии. – Рувим, парень твой мне не понравился. Я его осмотрю сейчас, но, похоже, ему срочно надо в госпиталь.
Они вошли в тенистый дворик, засаженный деревьями и цветами так, что у гостя создавалось впечатления попадания в джунгли.
- Я его только вытащил из «Йосефталя», - сказал профессор Кац. – Ему нельзя в госпиталь. Убьют.
- А умереть от перитонита ему можно? – спросил Флейшер. – На самом деле, при ранении в живот шансы встретиться со Всевышним достаточно велики. Ты же воевал, сам знаешь.
- Сможешь продержать его еще 24 часа?
- Скажу после осмотра. Что ты колол?
- Аугментин, по 500 миллиграммов три раза в сутки.
- Сам додумался или подсказал кто?
- Был там хороший человек, твой коллега. Собрал нас в дорогу.
- И обезболивающие дал?
- Конечно.
Марина еще раз с сожалением оглядела Каца и заметила:
- Его бы самого залатать нелишне, Арон. Физиономия у него – хоть святых выноси! А твой нос, Кац – это мечта антисемита! Самый большой нос в Израиле, гарантирую!
- Это еще что! Видела б ты мой тыл!
Криницкая фыркнула.
- И не мечтай – смотреть не стану! Ходить – ходишь, значит тылу больше обидно, чем больно!
- То есть твоего сочувствия я бы дождался, только если бы мне оторвало ноги?
- Это вряд ли, - поделился сомнениями Флейшер. – Мог бы и не дождаться! И я бы на твоем месте не каркал. Вдруг накличешь?
- Арин обязательно посмотри, дружище, - попросил Рувим. – Ей тоже досталось. Рука прострелена, но вроде начала подживать. По касательной черкануло, сквозная, и кость целая…
- Еще немного, и сможешь преподавать полевую хирургию, - улыбнулся Арон. – Опыт уже есть.
- Я бы его даром отдал, этот опыт! – отмахнулся профессор в сердцах. – Я думал, что все – с игрой в войну покончено, и на тебе! А ведь это не война. Нет фронта. Нет официального врага. И вообще непонятно, кто враг. И почему моих ребят-археологов постреляли в мирное время. Ладно, ребята! Я умоюсь, можно?
- Можешь даже душ принять, - милостиво разрешила Марина. – Мне точно никуда не звонить?
- Если у тебя нет желания посмотреть, как мы умрем – то лучше не стоит.
- У тебя паранойя, Кац!
- Конечно, - согласился профессор. – Моя паранойя ко мне вернулась! Я люблю свою паранойю! И знаешь, почему? Потому что именно благодаря ей мы до сих пор живы.
promo bither апрель 25, 2012 17:23 3
Buy for 200 tokens
Промо-блок свободен! :-) Пользуйтесь случаем!

Comments

( 28 comments — Leave a comment )
doctor_chamster
Feb. 20th, 2012 02:31 pm (UTC)
Ммм, понравилось )) как врачу мне очень понравились описания ранений и некотрое углубление в хирургию :)
Мелкие очепятки, ну да Бог с ними... Хочу Вашу книгу целиком!
bither
Feb. 20th, 2012 02:35 pm (UTC)
Скоро.
а что за очепятки?
doctor_chamster
Feb. 21st, 2012 07:16 pm (UTC)
"У нас нет времени восхищаться ни твердостью твоего характера, НЕ размером бюста!"
"ни-ни" же в виду имелось, правда?

"Они вошли в тенистый дворик, засаженный деревьями и цветами так, что у гостя создавалось впечатлениЯ попадания в джунгли."

Вроде всё.
bither
Feb. 21st, 2012 07:32 pm (UTC)
Спасибо.))
xinguano
Feb. 20th, 2012 07:34 pm (UTC)
попробуйте сокращать...
bither
Feb. 20th, 2012 07:46 pm (UTC)
Зачем? Вы нашли что-то лишнее? Повторы? Медленные диалоги? Зачем сокращать то, что не мешает?
xinguano
Feb. 20th, 2012 08:36 pm (UTC)
После призыва в армию Криницкая, как полиглот, сразу же оказалась в одном из подразделений контрразведки, занимавшимся перехватом радиосообщений, успешно отслужила положенное, вернулась к учебе, а после окончания университета оказалась в Моссаде, уже как дипломированный специалист-переводчик, при чине и регалиях. Ее знания, усердие и честолюбие были оценены настолько высоко, что многие сотрудники противоположного пола и мечтать не могли ни о таких деньгах, ни о таких прыжках по служебной лестнице.
Ко времени своего второго пришествия на госслужбу она успела трижды выйти замуж и дважды развестись, ни разу не поменяв фамилию. Бывшие мужья о совместной жизни с ней говорить отказывались – наверное, были полны впечатлений, но умудрились подружиться между собой и их неоднократно видели вместе целенаправленно надирающимися в окрестных барах. Побывать супругом Криницкой оказалось тяжелым испытанием для мужского самолюбия, и не потому, что Марина оказывалась плохой женой, а потому, что мужчина в браке должен понимать, что у него есть яйца – не в физиологическом, а в сакральном смысле этого слова. Рядом с Криницкой можно было чувствовать себя самцом, а вот мужчиной…
С этим случались сложности.
Когда судьба столкнула Марину с Рувимом Кацем, она была не замужем в третий раз. Тогда Рувим был не профессором, а офицером подразделения 269 – удачливым, жестким, сравнительно молодым. От соприкосновения двух таких характеров не могли не полететь искры, и они полетели фонтаном.
Роман офицера Саерет Маткаль и переводчицы Моссада проистекал бурно, напоминая больше танковое сражение или рукопашный бой, чем попытку построить семейные отношения, но, несмотря на это, продлился несколько лет. За время тесного общения стороны в борьбе за первенство истощили физические и моральные силы, и в тот момент, когда Криницкая решила сдаться в плен единственному мужчине в ее жизни, выяснилось, что капитулировать уже не перед кем. Рувим устал первым и оборвал бой своим стремительным отступлением, так и не сообразив, что практически уже мог наслаждаться победой.

по-моему, вы тут просто 2 версии одного абзаца оставили. оба об одном и том же, только немного разными словами.

потом, такие вещи, как харизма -- вы это вначале декларируете, а потом весьма пространно распмсываете характер, который харизматичным назовет далеко не каждый... это тоже напоминает старую и новую версию персонажа рядом...
lu_star
Feb. 20th, 2012 08:14 pm (UTC)
Есть фраза:
//Арон по инерции сделал шаг, но супруга посмотрела на него мимолетно, да так, что он замер, как вкопанный.// - совершенно невообразимая по конструкции... Ты попробуй вдуматься и осознать нормально смысл?! - мне как-то не очень это удалось.

Перекраивай в более удобоваримое, типа: "... ГЛЯНУЛА мельком (быстро; мазнула взглядом; только дернула веком...), (отчего) и он замер, почти как лотова жена соляным столбом."
bither
Feb. 20th, 2012 08:31 pm (UTC)
Re: Есть фраза:
У меня конструкция вопросов не вызывает.
Мимолетный взгляд - стойкое выражение.
Твой вариант тоже имеет место быть, но проблем со своим вариантом я не вижу.
lu_star
Feb. 20th, 2012 08:51 pm (UTC)
Re: "Мимолетный взгляд - стойкое выражение. "
Именно что ВЗГЛЯД мимолетный, а не ПОСМОТРЕЛА...
ПОСМОТРЕЛА - длительное во времени действие, и МИМОЛЕТНО (читай - мгновенно, коротко) - не вяжутся аж никак между собой... Но, ты Автор - тебе виднее.
А я опять буду черкать карандашикам на полях книги, по вредной своей привычке к "аккуратности" языка, уж прости... ;)
Делай, как хочешь, впрочем.

Кстати, чтоб два раза не вставать ))) - мне адекватна и толстая книжка и "поделенная" на два томика...(спокойно воспринимаю любой вариант). Но, чисто потребительски - "кирпич" юзать будет сложнее, да. В т.ч. и из-за качества сегодняшней печати. Лучше бы отформатировать ровными аккуратными 4-мя книгами.

Edited at 2012-02-20 08:54 pm (UTC)
xinguano
Feb. 21st, 2012 09:48 am (UTC)
а кто сидел за рулем джипа? почти инвалид с новой дырой в жопе?
bither
Feb. 21st, 2012 12:54 pm (UTC)
Профессор уже второй том бегает с дыркой в жопе. Он привык.)))
xinguano
Feb. 21st, 2012 02:48 pm (UTC)
бегать вроде не проблема. мне рассказывали армейскую байку про солдата, который получил кинжал в жопу и вынужден был с ним до самого кпп части через весь город идти.

а вот сидеть за рулем?
xinguano
Feb. 22nd, 2012 06:35 pm (UTC)
Мировая Cеть соединяла их..., как некий общий знаменатель, она как прибой вращала их по смежным орбитам...

криницкая вообще прописана слабо -- многословно, многоповторно, при этом односторонне, поверностно и местами алогично.

не понятна роль хеврона в их отношениях, почему хайфе противопоставлены сразу тель авив и иерусалим.

очень сырые диалоги и характеристики.
bither
Feb. 22nd, 2012 09:50 pm (UTC)
Мировая Cеть соединяла их..., как некий общий знаменатель, она как прибой вращала их по смежным орбитам...

Есть претензии к этой цитате? Какие? Что-то непонятно? У меня есть люди, с которыми я встречаюсь так же, как Кац с Криницкой. При достаточно большой общности взглядов и интересов и общем прошлом, но редко.

Когда я делаю кому-то замечание (это я по поводу *криницкая вообще прописана слабо -- многословно, многоповторно, при этом односторонне, поверностно и местами алогично.**) я стараюсь объяснить свою точку зрения. Могу ли я попросить Вас, леша, объяснить мне (а еще лучше - показать) как бы вы многосторонне, не поверхностно и логично прописали бы Марину Криницкую? (Намекаю - люди вообще (и вы в частности) бывают чрезвычайно алогичны)

Был бы благодарен так же за мастер-класс в улучшении диалогов. Продемонстрируйте их в хорошо прожаренном состоянии.

Теперь Иерусалим, Хайфа и Хеврон.
Профессор работает в Иерусалиме. Тель-Авив относительно Иерусалима находится рядом (Из Бен-Гуриона ехать почти одинаково), посему, когда дела забрасывают Марину в ТА или И. они с Кацем могут вместе пообедать. Живет Марина в Хайфе, где и происходит действие эпизода.
Хеврон - арабские территории, хотя город священный для иудеев, там находится могила Праотцов. В Хевроне крайне небезопасно.
Допускаю, что в Гамбурге о таких мелочах неизвестно, но Гугл вам в помощь.

Напоминаю вам постулат советских времен: критика должна быть конструктивной.
Я готов принять позицию "нравится-не нравится", но если вы стараетесь судить с точки зрения профессионала или литературного критика, будьте конкретны и обосновывайте претензии, как профессионал.
xinguano
Feb. 22nd, 2012 11:23 pm (UTC)
ян, вас самого ПРИБОЙ хоть раз вращал то ПО ОРБИТЕ? м.павич плакалъ... да что плакал -- а.вознесенский плакал, и б.ахмадулина благосклонно кивала...

ян, если бы вы писали гипертекстовую книгу "нового типа", ваш призыв к гуглу был бы в некоторой степени оправдан. но это обычная книга, и простой русский читатель не станет ничего гуглить, а скорее просто пожмет плечами и решит, что вы надумали отчего-то подчеркнуть, что у профессора, в отличие от криницкой, 2 дома. также простой читатель не станет разбираться с хевроном -- спишет это на ваш хомут: автор потеряли эпизод, который связывал их с хевроном. и правильно решит.

ян как прописать криницкую -- это ваше дело. но если вы, описывая женщину, многократно распространяетесь лишь о проблемах мужчин (причем, определенного сорта) с ней, то это однозначно "многоповторное, одностороннее и поверхностное описание", а раз оно к тому же не имеет (в этом отрывке) привязки к происходящему -- то оно выпадает из контекстуальной логики.

текстуально там тоже достаточно нелогичностей. просто типичный пример: "Внушительный бюст... и солидный багаж знаний в сочетании с развитым интеллектом создавали у окружающих когнитивный диссонанс. Мужчины терялись из-за неспособности выбрать правильную линию поведения в общении с этой женщиной..." здоровый человек ожидает дальше пояснения, в чем состоял "когнитивный диссонанс" у ОСТАЛЬНЫХ ОКРУЖАЮЩИХ (женщин, ведь о мужчинах уже сказали) -- и напрасно, объяснения не будет. наконец, мы может лишь гадать, с андроидами какой серии общалась криницкая -- ведь прямо в кадре мы видим сразу двух мужчин, этим диссонансом не обремененных. что, в израиле так таки нет мужчин, способных гармонично общаться с грудастой интеллектуалкой? сразу следом: "...инициатива сама по себе доставалась юной Марине Криницкой, можно сказать – падала к ней в руки. А уж она знала, как использовать преимущество!" смех в зале: советы женщинам выдавать свое решение за решение своего мужчины -- такой банал, что повторяются даже в утренних гороскопах. в общении с мужчиной инициатива -- никак не преимущество для женщины. даже для лары крофт инициатива -- это модус вивенди, но никак не преимущество.

это был только пример, и этим замечания не ограничиваются. я бы, конечно, мог переписать этот кусок лучше, но не хочу работать впустую: даже небольшое дельное замечание про "мельком посмотрела" вы ухитрились оспорить. при таком раскладе у меня нет шансов.
bither
Feb. 23rd, 2012 12:10 am (UTC)
То есть грудастых дур вы не встречали? Завидую.
Я не стану вам доказывать, что обладательница большого бюста обычно вызывает у мужчин большее желание, чем обладательница большого интеллекта. Боюсь, что логика тут не нужна, достаточно жизненного опыта.

По поводу рыданий Ахмадулиной - речь идет о Сети, в ней нет ни прибоев, ни орбит. Но применение метафор для описания процессов в ней и вокруг неё не запрещено. Если у вас при прочтении этой фразы не возникло образа, то это ваше горе, а не моя вина. Напиши я про " атлетически сложенный кулак" у вас бы была причина меня пнуть. Здесь же... Ну , о восприятия и вкусах не спорят.

Разжевывать все для простого читателя я не стану. Делаю сноски там, где необходимо. Увы, эта книга требует знаний по истории. Для того, чтобы прочесть ее не как боевик, а так, как она задумана, нужно быть знакомым и с Деяниями, и с Евангелиями, и с трудами исследователей библейских текстов. Так что то , что вы не знаете, что такое Хеврон - только малая часть общего незнания. И я не вижу в этом проблемы.

Леша, я читал ваш текст. Позвольте мне сомневаться в том, что вы можете переписать что-то лучше. Не обижайтесь, но это правда. ИМХО, разумеется.

xinguano
Feb. 23rd, 2012 12:34 am (UTC)
ян, когнитивный диссонанс -- это похоже на то, что вы описали в тексте. я тоже комментил этот диссонанс. но это не имеет отношения к предпочтению обладательниц большого бюста в вашем коменте.

в целом, я свами согласен -- не тот случай, чтобы напрягаться.
xinguano
Feb. 23rd, 2012 12:24 am (UTC)
ян так случилось, что в конце 50 - начале 60-х 2 моих близких родственников имели перитонит. там счет идет на часы и минуты, но в принципе, по их рассказам, все выходило просто: повреждения заштопали, продезинфицировали внутренности, кишки уложили, заштопали поверху -- и вперед. скорее всего шагровского успели обработать в йосефтале от перитонита -- это не та вещь, что откладывают. вряд ли фляйшер это не заметил. аугментин против перитонита? зачем?
bither
Feb. 23rd, 2012 08:38 am (UTC)
Леша, при любой полостной операции, а тем паче при любых ранениях, ВСЕГДА проводят курс антибиотиков. Не обязательно после перитонита, даже после банального аппендицита. Всегда.
В случае с Шагровским - откройте "Полевую хирургию". Или посмотрите по Гуглу - ранения в брюшную полость, методы лечения.
Иногда мне кажется, что вы пытаетесь меня неудачно троллить.
xinguano
Feb. 23rd, 2012 01:27 pm (UTC)
будет вам, ян -- я уже махнул на ваше произведение рукой. это правда, без обид. я уже даже передумал писать на него отзыв.
bither
Feb. 23rd, 2012 02:00 pm (UTC)
Какие тут обиды?
Вы спрашиваете - я отвечаю.
Обычно во время написания я проверяю факты, и стараюсь понимать, о чем пишу.
Это, в частности, о ранении в живот.
xinguano
Feb. 23rd, 2012 11:04 pm (UTC)
ян, я как раз всегда стремлюсь расширить ваше понимание того, что вы пишете -- без малейшей претензии на ваши лавры по части креатива. это мой конек и мое наказание -- правдоподобность интриги меня интересует больше художественных аспектов. будь иначе -- уже напечатался бы, и не раз.

попробую напоследок объяснить, как я себе представляю с аугментином. амоксациллин сам по себе имеет широкий круг поражения, а в сочетании с клавулановой кислотой -- просто ядерная бомба. проблема в том, что перитонит, по идее, не должен тормозится этим составом. вот что он точно затормозит -- это заражение крови на почве перитонита. однако при проникающем нестерильном ранении предпосылки для сепсиса возникают автоматом. перитонит здесь не обязательное условие.

вам эти нюансы не нужны, но арик -- врач, а при прочтении возникает чувство, что он удовлетворен проведенной профилактикой перитонита. если я таки прав насчет аугментина, это будет звучать непрофессионально.

еще: НЕ ссылайтесь на советские военно-медицинские руководства, когда речь идет о западной медицине. вы может не знаете, но такие популярные у вас диагнозы, как вегето-сосудистая дистония или остеохондроз в германии, например, не существуют. я посмотрел по западным справкам -- амоксациллин с клавулановой кислотой показан в осн. при дыхательных инфекциях, мастопатиях, для профилактики сепсиса да еще в ветеринарии. его повышенная популярность ограничена бывшим совком и третьим миром.

у вас ведь охрана йосефталя не почитывает на досуге устав караульной службы вс ссср?
bither
Feb. 24th, 2012 10:01 am (UTC)
Проанализирован опыт применения аугментина (амоксициллин/клавуланата) в абдоминальной хирургии с целью профилактики послеоперационных гнойных осложнений. Препарат был применен у 44 больных, перенесших "условно-чистые" операции (причем у 37 из них имелись различные факторы риска). В этой группе послеоперационные гнойно-воспалительные осложнения были отмечены только у 2 (4,5%) больных. В сравнительном плане были проанализированы результаты профилактического применения антибиотикотерапии в группе "условно-чистых" операций, состоящей из 78 больных, перенесших операции на органах брюшной полости и получавших с целью профилактики цефоперазон, цефамандол или цефтазидим. Количество послеоперационных осложнений в этой группе составило 7,4% (у 4 человек). Проанализированы в сравнительном плане также две группы больных, у которых были проведены "загрязненные" (контаминированные) операции. Первая группа (41 больной) получала профилактически аугментин по 1200 мг интраоперационно и по 600 мг 3 раза в день в течение 1-2 дней после операции. В этой группе зарегистрированы гнойно-воспалительные послеоперационных осложнения у 4 (9,7%) больных. Вторая группа (78 больных) получала профилактически цефтазидим или цефоперазон по 2 г и метронидазол интраоперационно, либо цефоперазон по 2 г 2 раза в день и метронидазол по 500 мг 2 раза 1-2 дня после операции. В этой группе послеоперационные инфекционные осложнения возникли у 8 (10%) больных.

Международные рандомизированные исследования показали (Страчунский Л.С., Беденков А.Б., 2004), что комбинированный препарат амоксициллин/ клавуланат «прочно и по праву» относится к главным антибиотикам, используемым для профилактики инфекций в хирургии (в том числе в травматологии и ортопедии).

Амоксициллин/ клавуланат (амоксиклав, аугментин) обладает широким спектром высокой антибактериальной активности, включающем грам-положительные стафилококки (в их числе пенициллиноустойчивые штаммы S.aureus и S. еpidermalis), стрептококки и энтерококки, а так же - грам-отрицательные палочки, микробы продуценты бета-лактамаз, споробразующие и неспорообразующие анаэробы (Bacteroides spp. - В. fragilis и др.).

Амоксициллин/ клавуланат высокоэффективен для профилактики и лечения раневой инфекции при повреждениях кожи, мягких тканей (включая раневые инфекции после укусов), переломах и операциях на костях и суставах.

При выполнении хирургического вмешательства перед хирургом всегда встает один и тот же вопрос: как провести профилактику гнойных осложнений. С одной стороны далеко не все пациенты, подвергающиеся абдоминальным операциям, нуждаются в назначении антибиотиков. Неоправданное их применение повышает стоимость лечения и способствует появлению и распространению резистентных штаммов микроорганизмов.
С другой стороны у хирургических больных, особенно при операциях на желудочно-кишечном тракте (ЖКТ), на долю инфекций в области хирургического вмешательства приходится порядка 40% всех осложнений, из которых две трети - нагноения послеоперационного рубца. В.И. Стручков с соавт. (1991) убеждены, что частота инфекционных осложнений при проведении плановых операций достигает 6,5%. Н.Н. Каншин с соавт.(1991)сообщал, что частота инфекции после аппендэктомии в постгоспитальном периоде может достигать 23,3%.

Критерии выбора препарата при ПАП
1. Спектр активности антибиотика должен включать наиболее частых возбудителей послеоперационных инфекций, в первую очередь это- стафилококки, так как они вызывают 80% общего числа послеоперационных нагноений. Кроме того, спектр антибиотика должен перекрывать другие эндогенные микроорганизмы, контаминирующие рану при нарушении целостности внутренних органов или слизистых оболочек и во время операции.
С точки зрения эффективности и безопасности наиболее приемлемыми для хирургической профилактики являются цефалоспорины I-II поколения (цефазолин, цефуроксим) и ингибиторозащищенные аминопенициллины (амоксициллин/клавуланат, ампициллин/сульбактам).

Леша, мои устные разговоры с хирургом скорой, моим старым другом, я не привожу, так как не документировал. Давайте прекратим спор. Вы не компетентны.
xinguano
Feb. 24th, 2012 10:45 am (UTC)
ян, если вы думаете, что приведенный вами отрывок противоречит тому, что я написал, то точно хватит обсуждать. я пытаюсь вам объяснить разницу между попасть под машину вообще и конкретно попасть под рено магнум. вы этой разницы не видите.

я вам написал, что применение вашего препарата в израильской клинике сомнительно и нуждается в подтверждении, вы мне цитируете мнение старого врача днепропетровской скорой помощи.

у вас потрясающая способность не слышать и не анализировать доводы. вкупе с любимой советской тягой к ярлыкам. так что я, как уже сказал, сдаюсь.
bither
Feb. 24th, 2012 10:49 am (UTC)
Старый врач скорой помощи - младше меня на восемь лет.))))
Это не отрывок - это три цитаты с разных сайтов по одному и тому же вопросу.
При ранениях брюшной полости в послеоперационный период ВЕЗДЕ В МИРЕ используют в т.ч. аугментин и его аналоги.
ТОЧКА.
xinguano
Feb. 24th, 2012 11:02 am (UTC)
ян, ну вы достали -- ну где у вас хоть слово про профилактику ПЕРИТОНИТА? где у вас хоть слово в пользу АУГМЕНТИН ВЕЗДЕ В МИРЕ? вы же цитируете не роман, там не нужно читать между строк, все что хотели сказать стоит прямо в тексте. все чего не сказали -- сказать не хотели.
bither
Feb. 24th, 2012 11:09 am (UTC)
**- А умереть от перитонита ему можно? – спросил Флейшер. – На самом деле, при ранении в живот шансы встретиться со Всевышним достаточно велики. Ты же воевал, сам знаешь.
- Сможешь продержать его еще 24 часа?
- Скажу после осмотра. Что ты колол?
- Аугментин, по 500 миллиграммов три раза в сутки.
- Сам додумался или подсказал кто?
- Был там хороший человек, твой коллега. Собрал нас в дорогу.**

Аугментин используется для лечения следующих заболеваний:

Бактериальные инфекции верхних дыхательных путей (например, синусит)
Бактериальные инфекции нижних дыхательных путей, такие как бронхит или воспаление легких
Бактериальные инфекции ушей, носа или горла
Бактериальные инфекции, поражающие мочевыводящие пути или почки
Укусы инфицированных животных, бактериальные инфекции мягких тканей и кожи
Абсцессы зубов
Остеомиелит и другие бактериальные инфекции костей и суставов
Бактериальные инфекции половых органов, включая те, которые развиваются после родов или аборта
Бактериальные инфекции органов брюшной полости, например, перитонит


Кто кого достал?
Что у меня неправильно написано?
( 28 comments — Leave a comment )

Profile

bither
Ян Валетов

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek