Ян Валетов (bither) wrote,
Ян Валетов
bither

Categories:

Еще одна рецензия на "Проклятого"

... ее автор Алексей Чабин живущий ныне в Германии, в ЖЖ ака xinguano.
Пока только половина рецензии, но я с удовольствием подожду вторую часть.

Трилогия о Проклятом

Я. Валетов взялся за сложное, благородное и неблагодарное дело. Причем, судя уже по одному только объему привлеченного материала, дело еще и необычно трудоемкое для современного российского писательства. По всем приметам, это не просто произведение или там конкретно приключенческий роман – это детище.

Ничто не рождается на пустом месте – и детище Я. Валетова не исключение. Роман безусловно опирается и в некотором смысле оспаривает один из лучших русских романов 20-го века – «Мастер и Маргарита» М. Булгакова. При этом Я. Валетову удалось в полной мере написать не фанфик к великому роману и даже не подражание великому предшественнику – он написал совершенно самостоятельное произведение, использующее вселенную булгаковского романа исключительно в качестве отправной точки.

Будучи человеком, лишенным в вопросах критики сантиментов, начну с моей оценки, которую постараюсь дальше обосновать. Я не хочу выглядеть любителем парадоксов и хочу, чтобы эту оценку восприняли буквально, не ища намеков или игры слов.

Я. Валетов потерпел блистательную неудачу, и честь ему и хвала за такую неудачу, ибо Трилогия о Проклятом, на мой взгляд – одна из лучших русских книг как минимум последнего десятилетия.

Форма

В романе три сюжетных линии. Терминологической простоты ради, мы назовем «античной» линию от последнего года жизни Иешуа га-Ноцри до падения Мецады, «средневековой» историю Легиона от его учреждения до назначения Филиппа легатом и «современной» боевик, развернутый автором вокруг находки «Дневников Иуды» во время раскопок в руинах Мецады.

Я. Валетов имел уже достаточно успешный опыт соединения нескольких сюжетных линий в романе «Ничьи Земли». Худо ли, бедно ли, в этом романе сюжетные линии дополняли и поясняли друг друга. Кстати, в романе М. Булгакова также существует тесная связь «внутреннего сюжета», разрабатываемого И. Бездомным, с «рамочной историей» самого И. Бездомного.

Однако в «Трилогии о Проклятом» эта форма явно не работает. Полагаю, причина в том, что в новой же книге Я. Валетова сюжеты существуют независимо и практически никак друг на друга не влияют. Их поочередное появление в общем тексте ничем не замотивировано и только затрудняет восприятие.

К тому же, темп событий в линиях очень различный, и сюжетные часы в основной по объему «современной» части плохо стыкуются с сюжетным календарем «античной» и «средневековой» линий.

Третье неудобство – внутри каждой отдельной линии автор слишком часто оценивает мизансцены глазами кого-нибудь из персонажей, причем регулярно этих персонажей меняет, временами даже переходит на прямую речь от их имени. Такой прием хорошо работает в эпических полотнах («Война и Мир», «Тихий Дон»), где авторы успевают дать и собственную оценку происходящему, и оценку персонажей-оценщиков. В «Трилогии о Проклятом» вклад собственных оценок автора настолько незначительный, что в итоге читательское восприятие «застряет» в эмоционально-рефлекторной области. Это не плохо для «боевиковой» составляющей текста, но очень мешает выявлению лично авторских выводов и обобщений.

Дополнительную неразбериху создают «неконвенциональные» заголовки частей. «Хроники Проклятого»  не содержат того, что ожидает получить читатель, привыкший к чтению всевозможных «Хроник», «Путь Проклятого» не рассказывает, как можно было бы ожидать, о странствиях или жизненном пути Иегуды (в центре внимания автора остается лишь участие бывшего апостола в защите Мецады), а «Сердце Проклятого» вращается вокруг ареста и казни Иешуа, но никак не фигуры и души Иегуды. Наконец, линия, связанная с титульной фигурой Иегуды (Проклятого) не является доминирующей по объему, больше того, в части объема история Иегуды постоянно уходит в тень тщательно прописанной «современной» линии.

Сюжет.

Три сюжетные линии цикла проработаны чрезвычайно неравномерно.

«Современная» линия – это очень достойный крепкий боевик с обильными добавками приключений и крими, жанр, который Я. Валетов  совершенно заслужено считает своей стихией. Я поставил бы этой линии «четверку» не потому, что вижу какие-то заметные недостатки в работе автора, а потому лишь, что «боевику» я  никогда не поставлю больше: слишком много ограничений накладывает этот жанр на проработку автором персонажей. Можно только пожалеть, что после жанрово очень неоднозначного романа «Ничьи Земли», автор обратился к простым незатейливым формам – это как если бы кто-то, вполне освоивший кисть, вдруг всерьез вернулся к цветному карандашу. Тем не менее, повторю, Я. Валетов – один из лучших на сегодня мастеров боевика, и любителей этого жанра ждет множество вкусных волнующих сцен. Единственное пожелание автору, возникшее при прочтении «современной» линии – не перебарщивать с чудесами выносливости простых неподготовленных людей. Сцены, типа поединка Валентина с Вальтером и последующей эвакуации археолога из пещеры – это, на мой взгляд, уже перебор.

«Средневековая» линия должна, наверное, была стать триллерной составляющей цикла, но оказалась жиденьким, ни к селу, ни к городу, еще одним боевиком. Непонятно, зачем автору вообще понадобилось сочинять таинственный заплечных дел Легион. Во-первых, история Легиона не находит своего развития в наши дни, во вторых фактурное наполнение и психологическая достоверность «средневековых» Легионеров крайне слабые. Однозначная «дюмовщина», «три с минусом» из уважения к мастеру.[1] Видимо, автор сам устал к концу второй книги от этого бесплодного направления и оборвал историю Легиона маловнятным эпизодом с убийством Вильгельма II Рыжего.

Если бы Я. Валетов ограничился только этими двумя линиями, я не утрудил бы себя даже протиранием клавиатуры. Истинный creme de la crema «Трилогии» – это линия самого Иегуды, одновременно мудрая и сентиментальная история человека, пожертвовавшего всем ради веры и эту веру затем утратившего. Именно эта, значительная, хотя, к сожалению, не основная часть цикла делает его особым явлением современной русской литературы.

Здесь следует отметить, что сам автор не раз позиционировал себя как атеиста. Правда, его атеизм при предметном ознакомлении оказывается, скорее, антиклерикаклизмом, причем, заточенным против христианства православного толка. Поэтому вдвойне интересна попытка Я. Валетова взглянуть на зарождение и становление христианства критическим к церкви глазом.



[1] В немецких школах «двойка» – еще положительная оценка.


Tags: Проклятый, рецензии и отзывы, читатели и писатели
Subscribe
promo bither april 25, 2012 17:23 3
Buy for 200 tokens
Промо-блок свободен! :-) Пользуйтесь случаем!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments