?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Начало здесь:
http://bither.livejournal.com/190448.html

А это продолжение:

Как на мой взгляд, очень спорная трактовка. Я имею в виду не только концепцию, но и обоснования, которые Алексей использовал, как базовые для рассуждений. Поспорим.

Главный герой (так почему же неудача?)
Название цикла уже содержит в себе провокацию: автор упорно называет Иегуду «проклятым», но в тексте ничем не подкрепляет эту характеристику. Обыденное сознание воспринимает проклятье, как акт призыва высших сил для наказания (осуждения) человека, секулярным путем не наказуемого. «Сыпать проклятьями», «насылать проклятья», «я тебя проклинаю» – пожалуй, наиболее расхожие обороты с этим словом. Однако те, кто ожидает встретить в главном герое нечто, отягощающего его совесть в глазах адептов или соплеменников, будут обмануты: никакого официального или доктринального суждения о «проклинаемости» Иуды христианство не выработало, в глазах же приверженцев Моисеева закона разоблачение самозванца, покусившегося на Храм, царский венец и прочая, и прочая – мудрость, граничащая лишь с добродетелью.
Автор, правда, намекает на некоторую аналогию судеб Иосифа Флавия и Иуды Искариота – но в действительности никакой внятной аналогии нет: если отношение евреев к Иосифу имело все признаки херема – прототипа анафемы в православье (по крайней мере, некоторое время), в случае Иегуды никакого проклятья не могло быть уже потому, что официально он был уже мертв. Немного сгладило бы неловкость, если бы Я. Валетов использовал более многозначный эпитет, например «окаянный», «отвергнутый», «презренный» – но, этого не случилось.
Между тем, в других языках слово «проклятье» гораздо чаще используется в сакральном, а не церковно-политическом значении, как антиномия «спасения»: проклятый – значит, не нашедший пути к Богу. Обыграй автор это значение (тем более, что в тексте есть место, в котором главный герой осознает утрату веры), читатель не искал бы подспудно романтического конфликта Иегуды со своим окружением. Однако Я. Валетов упорно подчеркивает осудительный, церковно-общинный смысл этого эпитета. Что вводит в заблуждение.
Собственно, из евангелистов-синоптиков лишь Лука квалифицировал поступок Иуды, как предательство. Более поздние богословы, говоря, что Иуда проклят, связывали это отнюдь не с его предательством, а с ветхозаветным запретом самоубийства. Современные толкователи, соглашаясь считать самоубийство малым грехом, даже не исключают прощения Иуды Спасителем и их встречу на небесах. В принципе, идея «предательство Иисуса равноценно богохульству» обязана своей популярностью Реформации, прежде всего лично М. Лютеру. Поэтому регулярное упоминание Иегудой своей «проклятости» людьми выглядит чересчур нарочитым, даже болезненным, рисует бывшего сикария мнительным и закомплексованным. Хотя в образе Иегуды много противоречивого и неясного, его «проклятость» анахронична и однозначно избыточна, так как не находит никакого подтверждения в сюжетной линии.
Наиболее проработана история Иегуды в последней, третьей части трилогии. Там мы узнаем много о его отношениях с Иешуа и Марьям, узнаем о совершенной им ошибке и о заплаченной за нее цене. Автор много раз подчеркивает глубокую личную дружбу и доверие, соединяющую его Иешуа и Иегуду, поэтому можно принять, что, утратив веру в аврамического Всевышнего, ученик останется верен идеям своего Учителя – прежде всего, что Бог есть любовь. По крайней мере, его поступки хорошо с этим согласуются.
И тут мы возвращаемся к странной второй книге, рассказывающей о последних днях (часах) жизни Иегуды. Сама по себе эта книга (точнее, «мецадский эпизод» второй книги) оставляет очень сильное впечатление: Я. Валетов щедро вбрасывает целую колоду колоритнейших фигур, предельно грамотно ставит сцены, чуть ли не хронометрически выверяет динамику, очень точно манипулирует читательским вниманием… На фоне слабо развивающегося во второй книге боевика и тупикового завершения средневековой конспирологии, агония Мецадского убежища по-настоящему затягивает.
Участие Иегуды в «мецадском эпизоде» было бы вполне логичным… если бы автор не вставил в третьей книге между участием престарелого сикария в защите Мецады и его предательством га-Ноцри вполне конкретные показательные события (умерщвление Пилата, поддержка Марьям, спасение Павла). С введением этих эпизодов образ Иегуды приобретает раздражающую размытость и недосказанность. Когда и как он успел разочароваться в идеях га-Ноцри? Как, почему, при каких обстоятельствах бывший террорист-боевик, успевший прикоснуться к «свету», причем вполне деятельно, а не умозрительно, свернул на старости лет на проторенную ваххабитскую дорожку? Что объединило его с фанатиками бен Яира – живыми мертвецами, занятыми похоронами своих мертвецов? Почему такой сильный, мужественный и осмотрительный человек последние часы своей жизни провел, как затравленный собаками в норе лис, озабоченный в основном тем, чтобы побольше повторить «я не виновен»? Эти важные для понимания титульного персонажа вопросы Я. Валетов оставил, увы, неотвеченными.
На мой взгляд, Иегуда третьей книги очень хорошо стыкуется с оригеновской трактовкой новозаветного Иуды Искариота: все, что делает главный герой можно понять и принять, считая его основной мотивацией поиск прощения Наставником, как попытку искупления неосмотрительно принятой на себя вины в его мученической смерти. Вполне логичным было бы с этой позиции, например, чтобы на старости лет Иегуда подвигся на миссионерское служение, взявшись донести до людей истинные слова своего Учителя. Можно придумать и другие варианты. Но Иегуда из второй книги – это полное жизненное фиаско.
promo bither april 25, 2012 17:23 3
Buy for 200 tokens
Промо-блок свободен! :-) Пользуйтесь случаем!

Comments

( 36 comments — Leave a comment )
londonguide
Jun. 8th, 2012 08:04 am (UTC)
Покуда я весь этот текст перевариваю, объясните мне кто-нибудь сложную фразу "слово «проклятье» ... используется ... как антиномия «спасения»". По простоте душевной волнуюсь - не имелось ли ввиду "антоним"?
bither
Jun. 8th, 2012 08:25 am (UTC)
Думаю, что речь идет об антониме
(no subject) - londonguide - Jun. 8th, 2012 08:36 am (UTC) - Expand
(no subject) - bither - Jun. 8th, 2012 08:44 am (UTC) - Expand
(no subject) - londonguide - Jun. 8th, 2012 08:50 am (UTC) - Expand
(no subject) - xinguano - Jun. 8th, 2012 09:29 am (UTC) - Expand
(no subject) - londonguide - Jun. 8th, 2012 09:36 am (UTC) - Expand
(no subject) - xinguano - Jun. 8th, 2012 08:38 am (UTC) - Expand
(no subject) - londonguide - Jun. 8th, 2012 08:45 am (UTC) - Expand
(Deleted comment)
bither
Jun. 8th, 2012 08:29 am (UTC)
Присоединяйся :-)
(Deleted comment)
(no subject) - bither - Jun. 8th, 2012 08:36 am (UTC) - Expand
alex_kurbatov
Jun. 8th, 2012 08:16 am (UTC)
Оценка третьей и второй книги совпадает, как минимум, на 90%, а может и на 100%. Просто не уверен насчет оценки автором рецензии тупиковой средневековой линии. Мне кажется, что не стоило ее заворачивать в тупик. Был в ней хороший такой динамизм и здоровая приключенщина в духе Дюма. Были даже связки с современной линией, поэтому жаль, что она зачахла
bither
Jun. 8th, 2012 08:52 am (UTC)
По поводу отношения православной церкви к Иуде:

Об Иуде-предателе
Спрашиваешь: "Простится ли Иуде грех предательства Учителя его и Господа Иисуса Христа?". Не знаю, почему тебя это интересует. Разве не важнее для нас, чтобы мы сами своими преступлениями не предали Господа своего? И разве не более важен вопрос: спасем ли мы свои души? Ибо часы нашей жизни быстро отсчитывают время, напоминая нам о скорой разлуке с этим миром. И все мы предстанем пред вечным Судией, Который перед всем народом небесным вынесет Свой праведный Суд обо всем, что мы в этой жизни соделали. А когда человек идет на суд, каждый думает о своих грехах и неправдах, о том, как самому перед судьей оправдаться. Ни у кого нет ни времени, ни желания размышлять о чужих грехах или проникать в душевные тайны судьи, пред которым ныне предстанут. Кто знает, каков будет Суд вечного Судии обо мне и о тебе? Одно только известно, что судить Он будет по правде, а не по лжи. Мы же все хотели бы, чтобы судили нас по милости, а не по правде. Но напрасно: Он обещал судить праведно. И потому охватывает нас страх и трепет. И потому не желаю я ни тебе, ни себе, никому на свете оказаться с той стороны, где обрящется Иуда-предатель.

Ибо Иуда – предатель. Предатель Бога, людей и себя самого. Он предал Христа, предал апостолов, предал и человека в себе. Христа и апостолов предал иудеям, а себя – диаволу. Ибо сказано: тогда вошел в него сатана (Ин. 13, 27). Трудно измерить всю глубину зла, которое овладело Иудой. Был он неверным, вором, сребролюбцем, лицемером, предателем и, наконец, отчаявшимся самоубийцей. Сын Божий много раз предостерегал его, чтобы он отвратился от своего гибельного пути, но Иуда упорствовал. Сын Божий проявлял к нему ту же любовь, что и к другим ученикам, но Иуда отвечал на Его любовь враждой. Сын Божий преклонился и омыл ему ноги перед самым предательством и из рук Своих дал ему осоленный ломоть хлеба. А хлебом и солью принято встречать самых высоких гостей. Кроткий и смиренный Господь хотел возвысить достоинство Иудино и протянул ему хлеб с солью, приветствовал его хлебом и солью перед самым предательством! Иуда принял хлеб и соль из руки Божией, рукой принял, а сердцем отверг с презрением. Смертный человек отверг любовь Бессмертного! Потому и Господь отверг его решительно, и тогда вместе с хлебом вошел в него сатана. И с того момента Иуда, бывший ученик Христа, вычеркнут из списка людей и вписан в список адских духов. Сейчас ты искушаешь Бога и спрашиваешь, простит ли Господь адских духов и спасет ли их? Ты искушаешь милость Божию так же, как евреи искушали силу Божию на Голгофе, говоря: если Ты Сын Божий, сойди с креста [1].И за это искушение приняли евреи достойную плату уже в этом мире. Берегись, чтобы и тебе не принять плату единомышленников Иуды.

Неверно, что Иуде было предопределено быть предателем, как ты думаешь. Ибо, если бы это было так, для чего бы Сын Божий так старался, чтобы отвратить Иуду от злых дел? Для чего бы взял его в ученики Свои и держал рядом с Собой три года? Зачем смирялся бы перед ним, зачем преклонялся бы и омывал ему ноги? Зачем давал бы ему Своей святой рукой хлеб с солью? Читая в душе Иуды страшное намерение, Господь делал все, чтобы спасти его от вечной погибели. Если же сказано, что должно прийти соблазну, сказано еще и это, как строгое предостережение: горе тому человеку, через которого соблазн приходит (Мф. 18, 7).

Соблазнитель – это сатана, и ему надлежит творить свое дело, потому надлежит прийти и соблазну, от него и через него. Но горе человеку, который подчинится сатане и станет его орудием. Горе тому, кто, вопреки любви Божией, проявит любовь к Его противнику.

Молись Господу, чтобы Он сохранил тебя от соблазнителя, который соблазнил Иуду и иудеев. Да никогда не будешь рабом и орудием его.
xinguano
Jun. 8th, 2012 09:21 am (UTC)
ян, в хороших домах принято ссылаться на факты и свидетельства. процитированный православный ссылается аж один раз на условно синоптический первоисточник. в котором, помоему, обсуждается именно роль диавола, о проклятье нет ни слова... постыдитесь! или посмейтесь: "И за это искушение приняли евреи достойную плату уже в этом мире." у вашего православного фамилиё часом не эйхман?
bither
Jun. 8th, 2012 09:15 am (UTC)
Архимандрит ИАННУАРИЙ (Ивлиев), кандидат богословия, профессор Санкт-Петербургской духовной академии, преподаватель Санкт-Петербургского университета о проклятии Иуды.



— Уважаемая Мария. В вашем письме высказано весьма ценное наблюдение: «Я очень люблю службы Страстной седмицы, но мое благоговейное настроение всегда омрачается одним фактом: вместо того, чтобы сосредоточиться на страстях Христовых, мы почему-то постоянно отвлекаемся на воспоминания об Иуде».
И в самом деле: когда мы читаем краткие евангельские повествования обо всем, что связано с искупительной смертью Спасителя, мы можем почувствовать, что первых христиан, из среды которых и происходят наши канонические Евангелия, занимали несколько иные проблемы, нежели нас сегодня, когда мы размышляем о крестной смерти Иисуса Христа. Например, нас интересуют все юридические обстоятельства, которые привели к смертному приговору. Этому вопросу посвящены бесчисленные исследования, размышления, научные и ненаучные дискуссии, многочисленные романы, а также художественные и документальные фильмы. Мы всенепременно хотим знать: кто же, в конце концов, виновен в смерти нашего Спасителя? На кого нам следует направить наш гнев? Но первые христиане интересовались другим вопросом. Они спрашивали себя: как объяснить людям, что именно Тот, Кто испытал позорную крестную смерть, является Сыном Божиим и Спасителем мира?
Вспомним хотя бы весь ряд великих посланий апостола Павла. Есть в них хотя бы одно слово об Иуде или о юридических процедурах суда над Иисусом и Его осуждения? Ни единого слова! Но что в них есть, так это мучительные и плодотворные размышления над смыслом Креста, над этим Божественным парадоксальным чудом спасения через крестную смерть, чудом, которое «для иудеев соблазн, а для эллинов безумие»!
Однако основной вопрос, поднятый в вашем письме, свидетельствует о том же странном сдвиге в сознании современного христианина: скорбя о том, что вам мешают «сосредоточиться на страстях Христовых», вы тратите драгоценное время на то, чтобы озаботиться якобы несправедливостью в отношении предателя Иуды, и размышляете о судьбе последнего. И это тоже удивительно. Впрочем, не вы первая поднимаете этот вопрос. Если наши Евангелия о мотивах поступка Иуды Искариота сообщают чрезвычайно кратко, то позже, особенно в последние столетия, вокруг этой фигуры нагромоздились целые монбланы всевозможных гипотез. Если, например, Евангелие от Марка о причинах поступка Иуды скромно умалчивает, просто констатируя желание Иуды выдать Иисуса первосвященникам; если Евангелисты Матфей и Иоанн намекают на то, что к предательству Иуду толкнули алчность, жадность и сребролюбие, — то позже были «домыслены» и другие причины: зависть, ревность, честолюбие, фанатический национализм. Фантазии истолкователей поведения Иуды цвели разными красками. Некоторые доходили до того, что представляли Иуду чуть ли не героем. Но, конечно, все это размышления суетные и никчемные.
Однако не менее суетно взвешивать на наших человеческих весах вину Иуды, сравнивая ее с виной всяких злодеев, которым не было числа в долгой истории человечества. Проклятия в адрес Иуды вполне объяснимы с психологической точки зрения. Эти проклятия — отражение первого нравственного импульса человека, слышащего о коварном предательстве близкого ученика и друга. И если осуждения «Иуды злочестивого» звучат в церковных песнопениях, то разве трудно понять, что они берут начало в том же естественном нравственном отвращении? И разве литургические тексты не ставят перед собою задачу педагогического, дидактического свойства осуждения всякого злодеяния? Но более трезвое и более внимательное прочтение Первоисточника, то есть Евангельского текста, дает нам и другой урок. Мы видим, что Сам Иисус Христос не проклинает и не осуждает предателя Иуду на вечную погибель! Внимательно вчитаемся в слова Господа, сказанные Им на Тайной Вечери: «…Сын Человеческий идет, как писано о Нем; но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы тому человеку не родиться» (Мк. 14: 21). Это нам напоминает другое слово Иисуса Христа: «…горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф. 18: 7).
bither
Jun. 8th, 2012 09:15 am (UTC)
Те, кто тщательно изучают Священное Писание, знают о существенной разнице между проклятием и провозглашением «горя». Здесь не место давать уроки по библеистике. Но достаточно отметить, что через проклятие на виновного призываются гибельные последствия его вины. Длинный ряд проклятий читаем, например, в книге Второзакония: «Проклят, кто сделает изваянный или литый кумир, мерзость пред Господом… Проклят злословящий отца своего или матерь свою! …Проклят, кто слепого сбивает с пути!» (Втор. 27: 15-26). И так далее. Что же касается провозглашений «горя» (в оригинале — «увы»), то таковые не призывают на виновного погибели, не проклинают его, но с прискорбием и сокрушением утверждают, сколь опасные последствия грозят человеку в результате его деяний или поведения. Так и в высказывании Иисуса Христа «но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается» речь идет не о проклятии, не об осуждении на вечную погибель. Этот возглас — «горе! увы!» — утверждает, что предательство Сына Человеческого имеет для Иуды роковые последствия.
(no subject) - xinguano - Jun. 8th, 2012 09:25 am (UTC) - Expand
(no subject) - bither - Jun. 8th, 2012 09:30 am (UTC) - Expand
(no subject) - xinguano - Jun. 8th, 2012 09:47 am (UTC) - Expand
(no subject) - bither - Jun. 8th, 2012 09:34 am (UTC) - Expand
(no subject) - xinguano - Jun. 8th, 2012 09:20 am (UTC) - Expand
dnk401
Jun. 8th, 2012 04:36 pm (UTC)
Как представил себе на прилавке книгу с заглавием "Трилогия о Горестном", «Похождения Окаянного» или «Квест Презренного»…
Я не знаю, насколько это звучит правильно с точки зрения богословия или философии, но с позиции маркетинга или, пардон, нейминга это полный провал. А заголовок должен книгу продавать, внимание привлекать. Он может быть спекулятивным, эпатирующим, хулиганским, глубокомысленным – любым. Но не может быть скучным и непонятным. Я знаю, о чем говорю: заголовки – часть моей работы.
xinguano
Jun. 8th, 2012 05:29 pm (UTC)
логично будет, если вы на шару предложите яну название, такое же броское, как его собственное, но учитывающее (буде вы с ними согласны) мои растекания... я не претендую.
(no subject) - bither - Jun. 8th, 2012 05:38 pm (UTC) - Expand
(no subject) - xinguano - Jun. 8th, 2012 06:53 pm (UTC) - Expand
(no subject) - bither - Jun. 8th, 2012 07:01 pm (UTC) - Expand
(no subject) - xinguano - Jun. 8th, 2012 07:28 pm (UTC) - Expand
(no subject) - bither - Jun. 8th, 2012 07:38 pm (UTC) - Expand
(no subject) - xinguano - Jun. 8th, 2012 07:50 pm (UTC) - Expand
(no subject) - bither - Jun. 8th, 2012 07:59 pm (UTC) - Expand
(no subject) - xinguano - Jun. 8th, 2012 09:24 pm (UTC) - Expand
(no subject) - bither - Jun. 8th, 2012 09:35 pm (UTC) - Expand
(no subject) - xinguano - Jun. 8th, 2012 09:48 pm (UTC) - Expand
(Deleted comment)
bither
Jun. 8th, 2012 07:39 pm (UTC)
Пугливый наш земляк и Ваш коллега)))
hind19
Jun. 9th, 2012 08:10 am (UTC)
Начну с того, что "иуда" в русском языке давно стало нарицательным. Негативный образ Иегуды сформирован давно и прочно, поэтому "Проклятый" в названии, лично меня ничем не зацепило. То, что Ян не подтверждает сложившуюся характеристику в тексте, ИМХО, ничего не меняет, это же художественная книга, а не справочник по сопромату.
Согласен с тем, что путь, приведший Иегуду в Мецаду далеко не очевиден. Особенно эта неочевидность проявляется после прочтения третьей книги. Еще читая вторую книгу, я не мог уловить статус Иегуды в крепости. Вроде бы и не боец, возраст не тот, не командир, хотя уважаем лидерами осажденных, не член семьи кого-то из осажденных - так как одинок. Третья книга рисует нам человека, который объездил чуть ли не всю Римскую империю, но под конец все-таки вернулся в Иудею, чтобы погибнуть в Мецаде. Возврат Иегуды на путь терроризма мог бы подтверждать эпизод убийства Пилата, но, ИМХО, он вообще "выпал" из книги. Как раз в казни Иешуа, роль Пилата минимальна. Другое дело, что за Пилатом водилось много другого, но Иегуда зарезал его именно за казнь Иешуа. Нелогично получилось, хотя весьма вероятно с точки зрения исторической достоверности.
На этом пока остановлюсь.
xinguano
Jun. 9th, 2012 01:59 pm (UTC)
я думаю, дело было так -- ян, вам не обязательно доказывать, что я не прав: когда ян начинал первую книгу образ иегуды был еще не сформирован, висел больше на стереотипах. отсюда выросли ноги у клишированного "проклятый". "добрый совет маркетологов" сыграл с ним злую шутку -- книга была издана, и название зафиксировалось. но ян не похож на человека, который ради красного словца никого не пожалеет: он ничем этого не подкрепил просто потому, что нечем было, не нашлось реальных исторических поводов. для справки: в православье рассуждения о проклятьи иуды стали модными уже после иоанна златоуста, а в католицизме -- лет на тыщу позже... и современники, и лет 100-200 спустя этой темой не заморачивались. другой был менталитет.

во втором томе ян попытался решить проблему (он сам, наверное, скажет, что проблемы нет), изобразив конец жизненного пути иегуды. финал, конечно, достойный персонажа с прозвищем "проклятый" -- но и здесь самой проклятости не нашлось места. ну а в третьем томе, где характер главгера заиграл, как новая шкура змеи после линьки, стенания о своей проклятости выглядят уже просто неприлично: мы видим человека, вполне устроенного в тогдашнем мире, с понятными достижимыми целями, умеющего добиваться и дожидаться. прощение апостолов? иегуда 3-го тома чихал на их прощение. прощение мариам? она его ни в чем не винит. наказание злодеев? выполнено! больше того -- есть те, с кем он смог разделить тяжесть тайны (га-Рамоти) и они сохранили к неиу пожизненную лояльность.

возникшая в первом томе из клише характеристика "проклятый" к концу третьего тома себя изжила.

почему я так настойчив: книга -- для меня очевидно -- имеет больше шансов в европе, чем в россии: русские еще не выросли из гоблоэльфятины, зомбей и попаданцев. но -- потребует доработки. уточнение авторской характеристики главгера (прозвище-метка) -- один из важных моментов этого.

Edited at 2012-06-09 02:05 pm (UTC)
( 36 comments — Leave a comment )

Profile

bither
Ян Валетов

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek