February 20th, 2009

Неожиданное интервью...

Я его не давал.
Вернее - давал, но из нашей давнишней, еще летней, кажется, беседы, уже было сделано два материала. Один удачный, другой - неудачный.
И вот из того же компота - третий навар. Кстати, этот материал получился наиболее близким к тексту, видно расшифровку Саша Мухарев делал сразу же после беседы.

Александр МУХАРЕВ:

Ян Валетов:

 «Искусство не влияет на действительность»

Ян Валетов — в прошлом КВНщик, а сейчас бизнесмен и один из немногих днепропетровских писателей, добившихся известности не только в Украине, но и на пространстве СНГ. Сравнительно недавно свет увидели три его романа — «Ничья земля», «Дети капища» и «Дураки и герои», которые входят в тетралогию, выполненную в смешанном жанре боевика, триллера и романа-предупреждения и сдобренная фантастическим антуражем недалекого будущего, когда ситуация в нашей стране еще более ухудшится.

Последний роман серии, который называется «Школа негодяев», уже нашел своего читателя в начале 2009 года. В преддверии выхода новой книги корреспондент «Экспедиции ХХI» побеседовал с автором об особенностях творчества и о бытие современного писателя в Днепропетровске и Украине, а также о том, почему им был выбран такой редкий прозаический жанр, как триллер.

Конечно, в разговоре мы не могли обойти политические моменты сегодняшней жизни, которые продолжают беспокоить украинский социум.

Collapse )</div>

— Литература никого не должна воспитывать, для этого есть педагоги. Прививками пусть занимаются иммунологи — это их задачи. Но и сводить роль литературы к чистому развлечению я бы не рискнул. Литература, на мой взгляд, несет в себе более сложные функции. Несомненно, литература и кино должны увлекать, быть интересными, захватывающими. Но... вы переворачиваете последнюю страницу книги, видите на экране финальные титры — и все. Вы вернулись в реальный мир, и все осталось на месте: проблемы, неурядицы. Но для меня, например, книга или фильм, да и творчество — это возможность переключиться между проблемами, позволить мозгу поработать в разных областях, не зацикливаясь на чем-то одном. Преувеличивать влияние искусств на людей не стоит. Сделать кого-то лучше или хуже с помощью литературы или кинематографа вряд ли возможно. И я не уверен, что это плохо, скорее — наоборот.

Вас называют «королем украинского триллера». Какие авторы в рамках данного жанра с Вами конкурируют? Почему Вы сочиняете именно триллеры?

Кто-то любит выжать из читателей слезу, кто-то — заставить их дрожать, а я люблю все сразу.

— Насколько мне известно, в жанре триллера на Украине работаю я один. Так что за вершину горы мне особо сражаться не нужно. Создавать у читателя ощущение напряженного переживания, волнения — это мне нравится. По сути, я всего-навсего рассказываю истории. Кто-то любит выжать из читателей слезу, кто-то — заставить их дрожать, а я люблю все сразу. Триллер — жанр, не имеющий границ, и это здорово. Мне не нравится оставаться в жанровых рамках. А вот ужасы я до сих пор не писал. Кстати, надо подумать: жанр интересный, человечество любит страшные сказки.

Вы пишете на русском языке, но переводились также и на государственный. Насколько успешный был опыт издания Вашего романа на украинском? Есть ли здесь достаточный рынок? Что бы Вы посоветовали начинающему писателю — переходить на «мову» или пытаться штурмовать российских издателей?

— На украинский язык в издательстве «Факт» перевели мою повесть «Прицельная дальность». Я не настолько знаю украинский язык, чтобы судить о качестве перевода, но мои украиноязычные друзья от него не в восторге. Владелец «Факта», аматор и энтузиаст украинского книгоиздания Леонид Финкельштейн говорил, что переводить меня трудно: слишком уж по-русски я пишу. В результате острая повесть о покушении на премьер-министра Украины вышла через семь месяцев после того, как появилась в Сети, получила критику (благожелательную и не очень), но не получила читателя. В Интернете, в Библиотеке Альдебарана, ее прочли более 9 тысяч человек, а 2000-й тираж на украинском языке продавался пару лет.

Причин тому несколько. Первая и главная — наш рынок на 90% принадлежит российским книгоиздателям. Не скажу, хорошо это или плохо, но это так. Книги Андрея Куркова, изданные питерской «Амфорой», продаются влет, изданные харьковским «Фолио» или в переводе на украинский язык, — кое-как. Издание на Украине не даст автору ничего — ни денег, ни пиара. У нас есть «золотая двадцатка» писателей — вся она либо вошла на отечественный рынок из-за рубежа, либо и сейчас ориентирована на зарубежье, либо создает продукт, имеющий национальную ценность. Курков, Андрухович, Жадан, Забужко, Карпа, Дереш, Кокотюха, Капрановы... На 47 миллионов человек я от силы назову 20 имен. Но Курков, Андрухович и Жадан — это международный продукт с украинскими корнями. Качественная литература, ставшая брендом за пределами Украины, и практически неизвестная массовому украинскому читателю. Так что по своему опыту скажу: молодым русскоязычным писателям надо пытаться опубликоваться в России. Здесь и сейчас — не лучшее время для пишущих на украинском языке.

Какие книги интересны Вам?

— Книги, написанные о людях с живыми характерами, хорошим литературным языком и увлекательным сюжетом. Жанр значения не имеет. Категорически отвергаю — книги, написанные неинтересно, телефонно-телеграфным языком, с картонными персонажами. Не люблю книги с заумью. Очень часто за ней не оказывается мыслей вообще. Одна форма, лишенная содержания, — кому она нужна?

Беседовал Александр МУХАРЕВ

</div>
 
promo bither april 25, 2012 17:23 3
Buy for 200 tokens
Промо-блок свободен! :-) Пользуйтесь случаем!