April 21st, 2009

Рецензия на "Ничью Землю" на питерском сайте "ПИТЕРВООК"

krupaspb.ru/piterbook/fantkritik/index.html

Это Питерский сайт, автора рецензии не знаю.
На Украине небольшой заметочкой о книге откликнулся "Корреспондент", еженедельник "Деньги" (но это родственная связь :-)). В пределах страны - это все. Местная пресса и киевские газеты писали и не раз. В России - это первый материал в официале.

Ян Валетов. Ничья земля. СПб.: Лениздат, 2007
Ян Валетов. Дети капища. СПб.: Лениздат, 2008
Ян Валетов. Дураки и герои. СПб.: Лениздат, 2008
Ян Валетов. Школа негодяев. СПб.: Лениздат, 2009

Что происходит, когда автор, до этого работавший в детективном жанре, начинает писать фантастику? Универсального ответа на этот вопрос нет — писатели тоже люди, непредсказуемые, со своими собственными тараканами в голове, как, впрочем, и каждый из нас. Но некоторые жанровые закономерности прослеживаются достаточно четко.


Детектив — это царство логики, жесткая конструкция, позволяющая читателю проверить гибкость своего ума, просчитать развитие событий на несколько ходов вперёд, найти преступника. Фантастика — это мир, в котором возможно Чудо. По своей сути детектив и фантастика — антагонисты. Чудо нарушает логику, без которой детективная интрига рушится как карточный домик. Даже если Чудо не используется автором в тексте, сама возможность его появления делает детектив неполноценным. Хороший фантастический детектив — редкая птица на прилавках книжных магазинов.


Я знаю единственный способ помирить детектив и фантастику. Для этого просто необходимо убрать из текста возможность Чуда, выстроить мир, разительно отличающийся от нашего, но в то же время абсолютно предсказуемый и логичный. Это в своё время блестяще удавалось сделать Азимову, это получилось и у Яна Валетова.


Грандиозная экологическая катастрофа — Волна — рассекла Украину на две части: Западную и Восточную. Восток тут же объединился и примкнул к России, на западе произошел путч, и была создана Львовская Конфедерация. А между ними остался огромный клин земли, зараженный выброшенной при взрыве всех шести энергоблоков Запорожской АЭС радиацией, отравленный ядовитой продукцией химкомбинатов и металлургических предприятий. Эту территорию называют по-разному: «карантин», «буферная зона», «полоса отчуждения», «ничья земля». Именно здесь разворачивается действие романов «Ничья земля», «Дети капища», «Дураки и герои», «Школа негодяев». По сути, это один роман, разнесенный на четыре книги.


Имея некоторое внешнее сходство с романами из серии S . T . A . L . K . E . R ., «Ничья земля» разительно от них отличается. Как уже сказано выше, у Валетова нет мистики, нет ничего потустороннего, а фантастический антураж начинается и заканчивается климатическими аномалиями, да мутировавшей флорой и фауной.


Но самое страшное в ничьей земле — это люди.


Бандиты, мародёры, запрограммированные на убийство дети капища — всего этого в ничьей земле хватает. Но самая жуть берёт, когда Валетов начинает описывать людей, которые находятся по эту сторону кордона из колючей проволоки — в Москве, в Львове, в других благополучных странах. Именно на их фоне военизированные иудеи выглядят чуть ли не ангелами, а сбившиеся в кучу при госпитале врачи — будущим Украины.


По своей структуре текст напоминает компьютерную бродилку, причём одновременно идут несколько временных пластов: настоящее в ничьей земле и прошлое: давнее, послужившее отправной точкой формирования персонажей как личностей и более близкое, последние месяцы перед Волной. Именно в прошлом видны корни проблем, которые вскрылись после Волны. И что самое важное — это прошлое очень похоже на наш мир, образца 2009 года.


Не берусь утверждать, что, написав эти четыре романа, Валетов создал антиутопию. Классическая антиутопия подразумевает отсутствие надежды, а здесь надежда оказывается основной мотивацией главного героя.


У любого события есть своя причина, и в конце четвертой книги Валетов мастерски связывает сюжетные линии в один узел, полностью прослеживает изменение героев — где-то деградацию, где-то, напротив, духовный рост, подводя читателя к парадоксальному выводу: окружающая нас реальность ничем не отличается от фантастики. Любители твёрдой НФ в самой концовке жестоко обманутся — автор несколькими лаконичными штрихами уверенно выбивает из фундамента цикла единственный сюжетообразующий фантэлемент. И вдруг выясняется, что он там и не очень нужен. Ведь фантастика — литература мечты, а цикл «Ничья земля» хоть и фантастичен, но персонажи, умеющие мечтать, в нем чужие.



promo bither april 25, 2012 17:23 3
Buy for 200 tokens
Промо-блок свободен! :-) Пользуйтесь случаем!