February 7th, 2014

promo bither april 25, 2012 17:23 3
Buy for 200 tokens
Промо-блок свободен! :-) Пользуйтесь случаем!

Дорога независимость, завоеванная кровью

В 1991 году независимость свалилась нам в руки. Нам не пришлось ни за что бороться, нам не пришлось ни за что проливать кровь…

В Беловежской Пуще было подписано свидетельство о смерти Советского Союза, и на карте появились новые страны – в том числе и мы.

До того – были украинцы как народ, со своей культурой, языком, традициями, но без державы. Была территория, которую они с соседями населяли веками, и которую мечтали объявить своей страной, но, как ни странно, именно большевики, при всей их одиозности и жестокости, превратили территорию в государство, пусть и в республику в составе СССР. Но... Умейте оценить и положительные стороны! СССР добавил нам часть Западной Украины, Бессарабии, от щедрот наградил Крымом и… скончался.

И тут нам привалило! Правда, привалило не только хорошее.
Мы помним, как мучительно проходил процесс отмирания связей, помним референдум, стагнацию экономики, невероятную инфляцию, раздел денежных систем, введение собственной валюты, осознание того, что мы сами теперь ответственны за судьбу страны.

Но сам момент обретения независимости был чудом, которое устроили нам три Хоттабыча: теперь, ибн-Волька, у тебя своя страна! Может быть, из-за этого мы научились ценить все, что имеем, кроме самостоятельности.

Мы всегда были чьи-то: австрийские, польские, татарские, русские, и даже немецкими побывали. А свободными - «от Сяну до Дону…» - только в выброшенных из гимна стихотворных строчках. Мы привыкли мечтать о свободе. Так привыкли, что, получив ее в дар, готовы потерять и снова вернуться к фантазиям о воле.

Сегодня Украина перед гамлетовским выбором: быть или не быть? Мы молодое государство, сшитое на живую нитку из разных культур, вероисповеданий, ментальностей. Любой путешественник заметит с первого раза, что страна неоднородна, как бы он ни ехал - с запада на восток или с севера на юг: смешение стилей и культур будет очевидным. Такова особенность страны, и, как по мне, она придает Украине очарование, делает ее интереснее и разнообразнее. В этом смешении большое счастье, но и великое горе. Счастье в том, что мы разные и мы вместе, горе - в том, что мы не умеем жить с теми, кто от нас отличается.
Запад тяготеет к Европе, Восток и Юг упорно смотрят на Россию. Некогда сшитая по Днепру страна рискует разойтись по шву, положив конец мечтам о единой, независимой и неделимой. И винить в этом соседей с Востока или Запада глупо. Им выгодно поместить в свою сферу влияния ментально родственную часть Украины. Только выгодно ли это нам?

Неужели мы хотим после почти четверти века самостоятельной жизни снова уйти «в приймы»? Пусть у нас дома не все в порядке, но хочется верить, что достанет мудрости не потерять то, что действительно бесценно: возможность решать за себя.

Когда я слышу «одобрямс» федерализации, а, вернее, расколу страны на Запад и Восток, я понимаю, что лишь та независимость дорога народу, что завоевана кровью, жертвами, лишениями, а та, что досталась в подарок, никому не нужна. Беда в том, что потеряв дареное, мы на долгие годы снова станем территорией, на которой живут украинцы, и перестанем быть державой.
Подумайте, чего вы хотите для себя и детей? Подумайте, какую страну считаете Родиной? Подумайте и перестаньте рвать ее на части.
Важные вещи – объединяют.

Цикл "Ничья Земля", книга третья "Дураки и герои", 2008 год

В эту зиму на площадях больших и малых украинских городов плескались замерзшие, злые толпы. Они то гудели, как разбуженные ульи, то начинали пронзительно кричать, скандируя подсказанные организаторами лозунги, и тогда на трибуну лезли представители недобитой оппозиции – хорошо одетые господа и дамы с горящими нездоровым блеском властолюбия глазами. Они-то и направляли народный гнев в нужную им сторону. Кто-то винил во всем Россию, кто-то Америку, кто-то, как обычно, евреев и банкиров – все зависело от того, какую именно область бизнеса или какие рычаги управления хотели прибрать к рукам непонятно откуда возникшие выразители общественной воли.
Митинги следовали за митингами, кое-где уже летели в окна посольств и консульств камни да бутылки с «коктейлем Молотова», топали коваными ботинками по асфальту шлемоносцы из спецподразделений… Осколки кирпичей грохотали о пластиковые щиты. Страна шла «в раскачку», теряя равновесие на переломе истории, и ничего не делать в таком положении для политиков, стоящих у власти, было настоящим самоубийством.
Самоубийством не в переносном, а самом прямом смысле слова.