December 28th, 2014

Быков убийственно серьёзен

Звук.

"И вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь"
(3 Цар. 19:11-12).
Весь этот год с его тоскою и злобою, из каждой трещины полезшими вдруг, я слышу ноту непростую, особую, к любому голосу примешанный звук, похожий, кажется, на пены шипение, на шелест гальки после шторма в Крыму, на выжидающего зверя сопение, но только зверя не видать никому.
И вот, пока они кидаются бреднями, и врут, как водится у них искони, плюс измываются уже над последними, кто не уехал и не стал, как они, пока трясут, как прокаженный трещоткою, своими байками о главном-родном и глушат бабками, и кровью, и водкою свой тихий ужас пред завтрашним днем, покуда дергаются, словно повешенный, похабно высунув язык-помело, – я слышу голос, незаметно примешанный к неутихающему их трололо. И сквозь напавшее на всех отупение он все отчетливее слышится мне — как будто чайника ночное сипение, его кипение на малом огне.
Покуда зреет напряженье предсудное, рытье окопов и прокладка траншей – все четче слышится движенье подспудное, однако внятное для чутких ушей. Господь не в ветре, урагане и грохоте – так может действовать испуганный бес; и нарастание безумства и похоти всегда карается не громом с небес; Господь не действует ни криком, ни порохом – его практически неслышимый глас сопровождается таинственным шорохом, с которым лопается пена подчас, и вот я чувствую, чувствую, чувствую, хоть признаваться и себе не хочу, – как в громовую какофонию гнусную уже вплетается нежнейшее "Чу"…
Пока последними становятся первые, не остается ни порядков, ни схем, оно мне сладостно, как ангелов пение за темнотой, за облаками, за всем: такое тихое, почти акапельное, неуязвимое для споров и драк.
Ведь это лопается Божье терпение.
Оно ведь лопается именно так.

promo bither april 25, 2012 17:23 3
Buy for 200 tokens
Промо-блок свободен! :-) Пользуйтесь случаем!

О троллях.

Давайте, чтобы не было разночтений еще раз объясню свою позицию, а то мне тут пишут почему у меня в блоге такие откормленные тролли. На первый взгляд возмущение оправданное, но только на первый взгляд.
Человек, имеющий отличное от меня мнение - не тролль. Это человек, имеющий другое мнение.
Не все так любят Украину, как любят ее патриоты. У России тоже есть ее патриоты. И они убеждены в своей правоте так же, как мы убеждены в своей.
Легче всего забанить всех чужих, многие так делают.
Я баню ОЧЕНЬ многих. У меня бан-лист длинною до Луны и обратно. Я баню хамов (наших выгоняю меньше, стараюсь воспитывать), идиотов и глупых откровенных украинофобов. Умных украинофобов я не баню. Я стараюсь с ними говорить, чтобы понимать истоки их убеждений (а они корректируются российским общественным мнением и пропагандой). Врага надо знать. Если ты начнешь его понимать, есть шансы, что рано или поздно он перестанет быть твоим врагом. Он не становится союзником, не становится другом, но появляется шанс с ним договориться.
Что поделаешь, умные люди не всегда думают одинаково. Я бы хотел, чтобы нашими врагами и оппонентами были исключительно идиоты, типа Мотороллы или Губарева. Но это, увы, несбыточная мечта.
Надо ругаться, спорить, проверять друг на друге аргументы - пока есть диалог, есть надежда. Ведь еще недавно взаимная ненависть была уделом маргиналов по обе стороны границы. Сейчас в это сражение втянуты практически все, кто умеет читать и писать. И те, кто не умеет тоже - они смотрят телевизор. Если прекратить диалог, то мы 100% пожнем бурю.
Так что троллей я буду банить, а с идейными противниками - спорить. Знаю, что надежды их переубедить эфемерны, но оставлять полянку врагу слишком щедрый подарок.
Когда поток неадекватов превышает количество вменяемых оппонентов, я имею опыт отключения комментариев. Кстати, посещаемость блога от этого не страдает, многие продолжают читать журнал.

Мне самому претит хохлосрач в комментах, но все-таки до этого мы опускаемся редко, не так ли?
С наступающими!