May 2nd, 2015

Одесса. Год спустя.

Дата скорбная.
Год назад, в результате провокации, в которой участвовали представители Антимайдана, местные правоохранители и пророссийские активисты, погибли люди.
Это была трагедия, с небывалой яркостью показавшая, что пролить кровь, возбудив толпу, можно не только в дикой Африке, но и в цивилизованной Украине.
Пожар в Доме Профсоюзов был использован российской пропагандистской машиной для нагнетания антиукраинской истерии, вербовки добровольцев и эскалации войны на Востоке. Это был первый шаг к открытому вмешательству России в войну в Украине, этакий аналог пожара в Рейхстаге, основание для оправдания российской агрессии. Было понятно, что использованием результатов пропаганды дело не кончится. Следующим шагом стал сбитый российским Буком "Боинг". Потом российские регуляры открыто выступили под Иловайском.
В общем, пусть упокоятся с миром те, кого швырнули в огонь, чтобы унавозить ростки "русского мора", которые, слава Богу, не взошли в нужном для провокаторов количестве. Погибли не те, кто организовывал, не те, кто задумал через кровь заострить противостояние, погибли самые наивные и не самые умные. Те, кому не повезло.
Виновные до сих пор не наказаны в полной мере. А должны быть наказаны. С обеих сторон. Бутылки летели с двух сторон, значит, и отвечать должны соответственно.
Где дорогой друг Фучеджи? Почему опознанные антимайдановцы, из тех, которые стреляли в тот день по толпе футбольных болельщиков, до сих пор не найдены, не привезены на территорию Украины и не переданы суду?
Хорошо, что следствие идет. Плохо, что мы не видим его результата в полном объеме. Одесса осталась мирной и украинской, ватный мир затаился, но не исчез. Помните об этом.
И, самое главное - дай Бог, чтобы подобное не повторилось. Никогда. Ни при каких обстоятельствах.

promo bither april 25, 2012 17:23 3
Buy for 200 tokens
Промо-блок свободен! :-) Пользуйтесь случаем!

Об Одессе от Сони Кошкиной.

http://blogs.lb.ua/sonya_koshkina/303759_odessa_vtoroe_maya_pervaya_godovshchina.html


В целом, расследование одесской трагедии очень похоже на расследование «майдановских дел». У общества слишком много вопросов, у силовиков – слишком мало ответов. Что, логично, порождает подозрения в нежелании властей установить истину.

Желая установить ее наверняка, LB.ua начал собственное журналистское расследование одесской трагедии. Анализируя собранный материал - не столько из открытых (эта работа давно уже выполнена коллегам-журналистами из "Группы второго мая". Труд они проделали действительно колоссальный, - С.К.), сколько по материалам источников анонимных, контрагентов во власти и т.д., мы пришли к выводу, что объективный анализ требует препарировать случившееся на несколько частей.

Первое – ситуация на юго-востоке Украины в целом и в городе в частности, сложившаяся накануне трагедии. Разбор расстановки сил, активов и пассивов «главных героев».

Второе – противостояние в центре города, начало активных столкновений, первые смерти.

Третье - события на Куликовом поле, пожар в Доме профсоюзов, массовые смерти.

Четвертое – события четвертого-шестого мая. Несостоявшаяся «Одесская народная республика», бегство высокопоставленных адептов Антимайдана; роль в описываемых событиях сторонников Майдана.


Думаю, что это будет интересно.

Экс-губернатор Одесской области Владимир НЕМИРОВСКИЙ: Трагедия 2 мая была запрограммирована...

Еще один материал по Одесским событиям. Это интервью было записано почти год назад и только днями было обнародовано. Почему? Слишком откровенно. Читайте. Думайте.

— Вернемся к событиям 2 мая.

— Итак, утро 2 мая. В 12 часов дня должен был пройти координационный совет. Это вид совещания, придуманный бывшим генпрокурором Пшонкой, где все обязаны присутствовать и его решения обязательны к исполнению. Проводил его замгенпрокурора Николай Банчук, приехал с помощником. Рядом со мной сидел глава УСБУ. И ему, и мне в определенное время стали поступать звонки из Киева. Я обычно ставлю на виброрежим и аккуратно смотрю. Если вижу там звонок, к примеру, из приемной премьер-министра, я беру трубку. И действительно пошел такой звонок. Яценюк спросил, есть ли рядом со мной правительственная связь. В принципе, есть в кабинете областного прокурора, но кабинет закрыт. Яценюк сказал, чтобы я постараться в течение получаса связаться с Виталием Яремой (на тот момент вице-премьер – В.И.).

— Вы уже знали, что в городе начались столкновения?

— Нет, никакой информации не было. Заканчивается совещание, Банчук просит остаться в зале главу ГУ МВД в Одесской области Луцюка, начальника УБОПа Кузьменко, и кого-то еще из прокуратуры. Все остальные свободны. Я поехал ОГА, информации никакой не поступало. Приехал, стал перезванивать и включил телевизор. Вижу, что на Греческой вообще не цацки-пецки. Я уже не помню, что от меня хотел Ярема, ничего такого критического не было, и с этим не связано. Я смотрю, что идет такая пьянка, минут десять в голове файлы складывались. Реально непонятно было, что с этим делать. Я звоню прокурору области, говорю: «Я выезжаю к вам, собирайте у себя всех». Ничего не происходит. Милиция стоит спиной к сепаратистам, назовем их так, и ничего не происходит. Автозаков нет, брандспойтов нет. Много есть средств, чтобы в том или ином виде развести стороны. Домчались за пять минут до областной прокуратуры, там уже находился начальник СБУ и начальник милиции. Давай что-то делать. Фучеджи находился в эпицентре событий, на него все накинулись — давай автозаки, давай то, давай то, на что он огрызнулся, типа, все умные издалека командовать. Я говорю — поехали, со мной были Луцюк и Курош. Высадились на Греческой возле торгового центра «Афина» со стороны Екатерининской (эпицентр событий в это время находился с другой стороны торгового центра – В.И.). Это было часа три, начало четвертого. На меня налетели какие-то патриоты: «Твою мать, наших убивают, наших бьют, из-за тебя гибнут наши люди». И начинаются крики типа «сжечь его». Надо отдать должное Курошу, он очень быстро сориентировался, вызвал «Альфу». Сначала вони стали рядом, но само мое там нахождение вызывало агрессию. Курош подошел и говорит: «Уйдите отсюда». Я вообще первый раз увидел, что такое «Альфа», что это за черти. Но автозаки не едут, летят болты, гайки. Мы уехали в прокуратуру. Находились там до момента, когда начался пожар в Доме профсоюзов. Вижу, что часть «Самообороны» ведет себя крайне агрессивно. Прошу машину прокурора области, доезжаю до Канатной. Выхожу у крайней аллеи, которая выходит на угол здания. Иду сам по себе, меня же в лицо знают, сейчас приду и договорюсь, меня же раньше все слушали. А тут появляются какие-то черти, явно не одесского, агрессивного вида, с оружием. Опять с претензиями.


Весь материал читайте здесь: http://www.novayagazeta.ru/politics/68312.html