Ян Валетов (bither) wrote,
Ян Валетов
bither

Categories:

У самого-самого края...-1 Неизвестная страна.

Когда-то эта страна владела половиной мира.

Я не шучу. 

Тордесильясский договор (исп. Tratado de Tordesillasпорт. Tratado de Tordesilhas) — соглашение между Испанией и Португалией о разделе сфер влияния в мире. Заключён 7 июня 1494 года в городе Тордесильяс (Кастилия). Ратифицирован Испанией 2 июля, Португалией — 5 сентября. Одобрен буллой папы Юлия II в 1506 году.

Договор уточнял линию раздела, установленную годом раньше в булле папы Александра VI «Inter caetera». Демаркационная линия, проходящая через оба полюса и пересекающая Атлантический океан, по настоянию португальской стороны была перенесена от линии, проходящей в 100 лигах западнее любого из островов Азорского архипелагаи архипелага Зелёного мыса до 370 лиг (1770 км, 1100 миль) к западу от островов Зелёного Мыса — в современных координатах, это меридиан 49°32’56" з. д., или «папский меридиан». Моря и земли к востоку от этой черты отходили к королевству Португалии, к западу — королевству Кастилии и Арагона (Испании).

Папа Борджиа поделил земной шар, как арбуз - лишь бы любимые "дети" не ссорились. Мир стал наполовину испанским, наполовину португальским и отголоски решения Александра VI мы до сих пор слышим и в Южной Америке и  Африке: жители бывших колоний и сегодня общаются на языке колонизаторов, который давно стал родным для многих миллионов человек.

Тогда, в 15 веке, Португалия была одной из богатейших стран мира - пряности, золото, редкие сорта дерева, слоновая кость, дивные заморские ткани - все это потоками текло в страну со всех концов света. Говорят, что главной ошибкой португальцев было то, что имея всевозможные богатства и время для развития, они пренебрегли развитием. В стране не было производств, они были просто не нужны - зачем устраивать манафактуру, если есть колонии? Не сторились мастерские, заводы, не осваивались ремесла - Португалия, расслабленная и самодовольная - повисла в своей золотой паутине. Но деньги имеют тенденцию заканчиваться...
И они закончились.

Великое Лиссабонское землетрясение 1755 года поставило крест на амбициях некогда великой колониальной державы. И Португалия исчезла с арены геополитических войн навсегда.




Землетрясение случилось в Лиссабоне 1 ноября 1755 г. в 9:20 утра. Это было одно из самых разрушительных и катастрофических землетрясений в истории и потрясло общественность XVIII в. Современные геологи оценивают Лиссабонское землетрясение в 9 баллов по шкале Рихтера.

Землетрясение

Толчки возникли утром 1 ноября в католический День Всех Святых. Современники утверждали, что землетрясение длилось между тремя с половиной и шестью минутами, образовав гигантские трещины пятиметровой ширины, разрезавшие на части центр города. Выжившие поспешили в открытые места, в доки и увидели как вода отступила, обнажив дно моря, усеянное потерянными грузами и обломками судов. Через мгновение громадное цунами нахлынуло в гавань и на центр города. В районах, не задетых волной, разразился пожар и пламя бушевало пять дней.

Лиссабон был не единственным португальским городом, пострадавшим от землетрясения. Весь юг страны, а именно Алгарве, также пострадал и претерпел общее разрушение. Волны землетрясения ощутила Европа и Северная Африка . Цунами высотой до двадцати метров омыли побережья от Северной Африки до Финляндии и через Атлантический океан Мартинику и Барбадос.

Из населения численностью 275 000 погибло около 90 000. Еще 10   000 жертв насчитывало Средиземноморье и Морокко. Восемьдесят пять процентов Лиссабонских зданий были уничтожены, включая известные дворцы и библиотеки. Некоторые здания , не тронутые землетрясением , были разрушены пожаром . Новенькое здание Оперного театра, открытого всего за полгода до землетрясения, сгорело дотла. Королевский дворец стоял как раз на берегу Тагуса, на современной площади Террейро ду Пасу (Terreiro do Paco) , и был разрушен землетрясением и цунами. Вместе с ним погибла библиотека в 70 000 томов и сотни ценнейших произведений искусства, в том числе работы Тициана, Рубенса и Коррежио. Исчезли королевские исторические архивы, содержавшие в том числе документы по великим географическим открытиям и другие старинные документы. Землетрясение разрушило также главные церкви Лиссабона, в том числе Собор Санта Мария и базилики Сан Паулу, Санта Катарина, Сан Винсенте ди Фора и Мизерикордиа. Руины монастыря Карму в центре города можно посетить и сегодня. Королевский госпиталь Всех святых был уничтожен огнем, в котором погибли сотни пациентов.

День спустя

Благодаря большой удаче королевская семья полностью уцелела в катастрофе.Король Жузе I вместе со всем двором в этот день покинул город, отправившись к утренней мессе. Инициатива принадлежала одной из принцесс, которая хотела провести святой праздник вне города. Король очень любил своих четырех дочерей и решил исполнить ее желание. После катастрофы у Жузе I развилась боязнь стен и закрытых помещений, и весь двор проживал в громадном комплексе павильонов и палаток на холмах Ажуда, в то время пригороде Лиссабона.

Как и король, премьер министр Себаштиау ди Мелу (в последствии Маркиз Помбал) выжил в землетрясении. С прагматизмом, характеризовавшим все его правление, Премьер-министр немедленно начал организацию восстановительных работ. Он не был скован никаким шоком, и по утверждениям очевидцев, немедленно ответил: «Что делать сейчас? Мы похороним мертвых и позаботимся о живых». Его быстрая реакция направила в город отряды пожарных и санитарные команды по удалению тысяч мертвых тел. Благодаря этому за землетрясением не последовало значительных эпидемий, совершенно обычного для эпохи дела.

Что касается самого города, Премьер-министр и король пригласили архитекторов и инженеров, и менее чем через год Лиссабон уже был полностью освобожден от руин и реконструировался. Король был настроен на создание нового, прекрасно обустроенного города. Большие площади и широкие прямолинейные улицы были символами нового Лиссабона. Кто-то спросил Маркиза Помбала, для чего ему нужны такие широкие улицы. Маркиз отвечал: «Однажды они будут слишком маленькими...» и был совершенно прав.

Новый центр города, известный сейчас как «Помбалиновский центр» – одна из привлекательнейших частей Лиссабона. Эти здания также известны как первые сейсмозащищенные конструкции в мире. В начале они были построены в виде маленьких деревянных макетов и подвергались испытаниям: землетрясение симулировалось марширующими вокруг войсками.

Социальные последствия

Землетрясение сотрясло больше, чем просто город и здания в нем. Лиссабон был столицей государства, всегда преданного католической вере, с историческими инвестициями в Церковь и евангелизацию колоний. Более того, катастрофа грянула в важный католический праздник и разрушила все важнейшие соборы. Для набожных умов 18 века подобная манифестация божьего гнева была совершенно непостижима. В последующие дни инквизиторы «прочесывали» города, вешая всех подозреваемых в ереси, и обвиняя их в постигшем страну бедствии. Многие писатели того времени, такие как Вольтер, упоминали землетрясение в своих сочинениях. Лиссабонское землетрясение заставило многих усомниться в существовании Бога, допустившего такое развитие событий.

Во внутренней политике землетрясение также сыграло серьезную роль. Прерьер-министр был любимцем короля, но знать не признавала его, как выскочку. Эти чувства вновь вернулись, и шла непрерывная борьба за влась и королевское внимание. После 1 ноября компетентные меры Маркиза Помбала понизили влияние аристократической стороны. Конфликты были непрекращающимися, и молчаливая оппозиция королю Жузе стала нарастать. Всему этому суждено было завершиться покушением на жизнь короля и изгнанием могущественного семейства Тавора.



Мы читали о Португалии, но даже не подозревали, что на самом краю Европы лежит страна сохранившая остатки своего былого величия - прекрасные дворцы, парки, замки, монастыри и церкви, старые университеты и города, кружащие приезжего в лабиринтах средневековых улочек. Живописная, гостеприимная, хоть и небогатая Португалия поразила нас спокойствием, потрясающими видами, вкуснейшей кухней и винами на любой кошелек и вкус.

Хозяин туристической фирмы "Ленда Тревел" милейший Ян Шпигун, наш бывший земляк, принимавший нас на Мадейре два года назад, услыхав, что мы не были на континенте, пожал плечами.
- Как? Вы не были в Португалии? Значит вы не видели старой Европы!
- Это мы-то не видели старой Европы?! - возмутились мы. - А Франция! Испания! Чехия!
- Португалия другая, - возразил Ян. - Совершенно другая. Ни на что не похожа. Рассказывать бесполезно, надо увидеть. Давайте сделаем так: если захотите, скажите мне. Разработаю маршрут и отправлю вас по стране, а потом поделимся впечатлениями.Поверьте, впечатления будут!
Мы поверили.
Этим летом, вместо того, чтобы привычно отправится в Грецию, мы созвонились с Яном и получили от него разработанный маршрут. Остальное было делом техники - билеты, визы, гостиницы... Даже машину я заказал из дома (благо сервис в Лиссабонском аэропорту позволяет это сделать быстро и без особых хлопот). И вот в конце августа, убедившись, что жара начала спадать, мы с женой и дочкой отправились в путь.

Первой точкой у нас был Лиссабон, Lisboa - столица Португалии, практически уничтоженная в 1755 году страшным землетрясением и восстановленная Себаштиу ди Мелу, ставшим в конце века известным под именем  маркиза де Помбала.


Парк у набережной в Белеме, районе Лиссабона


Белемский монастырь - потрясающий образец архитектурного стиля мануэльяно.
Здесь, согласно легенде, с 1837 года монахи выпекают знаменитые белемские пирожные, рецепт которых хранится в секрете и якобы не удался к повторению ни одному кулинару мира. Не знаю уж в чем секрет, но таких вкусных сладостей, как в кафе в Белеме, буквально в двух шагах от монастыря, мы больше не пробовали, хотя пирожные с таким названием продаются буквально в каждом кафе с выпечкой   по всей стране.
Вот так они выглядят:





Мои девочки под стенами Белемского монастыря.
Во внутрь мы не попали. По случаю субботы проводилось торжественное бракосочетание и зал был закрыт для свободного доступа.




Диана с гвардейцем, охраняющим королевский дворец. Дворец маленький, скромный, попасть в него можно раз в году, но не с нашим счастьем.


Памятник Вашка да Гама (Васко де Гама) в одноименном парке в Белеме. Суровый, однако, был муж, государственник и авантюрист одновременно.

Белемская башня и ее макет - все это на набережной. Говорят, что не побывав здесь, нельзя сказать, что ты побывал в Лиссабоне.)))

Вдалеке - океан.


Сам Лиссабон спокойный, красно-белый, раскиданный по холмам.




С вот такими засиженными птицами памятниками


И красивыми широкими площадями..

( Продолжение будет :-))
Tags: Лиссабон, Португалия, путешествия с "Lenda travel", фото
Subscribe
promo bither april 25, 2012 17:23 3
Buy for 200 tokens
Промо-блок свободен! :-) Пользуйтесь случаем!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments