Ян Валетов (bither) wrote,
Ян Валетов
bither

Categories:

Чужие сны.

Готово 8 глав и часть 9-й. А вот сколько их всего будет в итоге никто не знает. Даже я.(((
Большая книга. Боюсь, что маленькие я писать не умею. Но, надеюсь, ограничимся 1 томом.


На пробу часть 8 главы.

Поезда Давыдов не любил всем сердцем. Вокзалы - тоже. Грязные, пропахшие расставаниями и креозотом сараи. Время, когда в залах ожидания играли симфонические оркестры, давно прошло. Теперь это было царство торопящихся пассажиров, ментов с физиономиями мытарей, множества смуглых парней неопределенной, но явно не славянской национальности, бездомных, алкашей разной степени испитости, вокзальных девиц и прочей публики, которая в изобилии встречается в местах, где огромные человеческие массы перетекают из одного места в другое.
На Киевском пришлось нанимать носильщика. Почти мгновенно, что само по себе было чудом, нашелся дюжий парень с покатыми плечами и с рябым, как кусок пошехонского сыра, лицом, смешно окающий по-волжски и очень неторопливый. От парня пахло недельным потом да водочкой - особенно любимое Денисом сочетание.
Курочкин помог выгрузить чемоданы из багажника на тележку антикварного вида, Давыдов поцеловал Карину в подставленную щеку.
- Что с тобой, cara mia? - спросил он, вдохнув запах ее кожи и слабый аромат любимых «Shiseido».



- Ничего. Устала. Прости.
- Ты меня спасла на этот раз. Если бы не ты…
- Перестань, Ден. Просто… Просто много всего произошло.
- Эту сумку тоже класть? - перебил Курочкин, вынимая из багажника баул с гидрокостюмами.
- Конечно, - отозвался Давыдов. - Погоди, я сейчас помогу!
- Так и помогать нечего, - Миша закряхтел, но сумел не уронить сумку в коричневую жижу под ногами. - Закончили, Денис Николаевич!
- У нас с тобой всегда много происходит, Карина, - прошептал Давыдов в ухо жене. - Все кончилось хорошо. Все живы и здоровы. Брось! Забудь, как тяжелый сон! Ну, случилось то, что ничего не случилось. Пронесло. Я должен был перепугаться до смерти, но я же не боюсь. Ты у меня герой-спасатель! Куплю тебе медаль, хочешь?
- Все нормально, Денис. Просто я устала. Плохо сплю. Не переживай, пройдет.
- Ты какая-то не такая…
- Тебе кажется. Я такая же, только усталая. Иди, и я поеду. Мне еще Зиночкины вареники сегодня есть… Пожалей меня, не мучай. Я в порядке. Приеду, высплюсь и буду скакать стрекозой.
- Точно будешь?
- Да куда мне деваться?
Она улыбнулась.
- До субботы?
- До субботы, - отозвался Давыдов.
Он снова попытался поцеловать ее в губы, но ткнулся носом в щеку.
- Ладно, пока…
- До субботы, - повторила Карина. - Если погода исправится, я полечу самолетом…
- Договорились. Спасибо, Миша!
Денис пожал руку Курочкину, топчущемуся рядом с тележкой.
- Хорошей дороги, Денис Николаевич! Простите, что не до вагона, но тут стоять нельзя.
- Да все нормально. Зинаиде от меня привет. Очень жаль, что я не попал на вареники.
Тут жена должна была заговорщически улыбнуться, но она не улыбнулась.
- Ну, в следующий раз!
Давыдов ждал, что Карина помашет ему из окна, но стекло так и не опустилось, а джип, растолкав всех, кого смог, своими толстыми заляпанными боками, отвалил от тротуара и втиснулся в поток машин.
Носильщик толкнул тележку и, рассекая мокрую снежную кашу, как атомоход «Ленин» - арктическую шугу, поплелся к перрону. Денис забросил на плечо сьют-кейс, поудобнее перехватил сумку с ноутбуком и зашагал вслед, мрачно отметив про себя, что если этот московский кули потеряется в толпе, то найти его по запаху будет раз плюнуть.
Парень оказался хоть и медлительным, но не ленивым - сам забросил вещи в тамбур (дальше проводница его категорически не пропустила), за что получил 100 рублей чаевых и, чрезвычайно довольный, зашлепал по подтаявшему снегу искать следующих клиентов.
Давыдов с удобством устроился в купе, выпил минеральной воды и разлегся на полке с планшетом в руках, лелея тайную надежду, что поедет до Киева в одиночестве. Но надежде было не суждено сбыться - за пять минут до отправления появился попутчик. Увидев, как открывается дверь, Денис погрустнел, сдержанно поздоровался с вошедшим и уткнулся лицом в экран, просматривая новости.
Попутчик снял куртку с пышным меховым воротником, поставил под полку небольшой дорожный чемодан, выдававший в нем опытного путешественника, и сел на свой диван. Поезд тронулся. За мокрыми окнами поплыли дрожащие вокзальные огни, слышно было, как хлопнула тяжелая вагонная дверь.
Давыдов читал ленту - очень много писали о цунами и его жертвах, об аресте чиновника московского правительства, о драке в Верховной Раде тоже писали, причем в издевательски-злорадном тоне. Он достал телефон и послал Карине СМС ни о чем. Она ответила через несколько минут, когда проводница собирала билеты: «Хорошей дороги».
Ни обычного «целую», ни нежного «уже скучаю».
- Ну и ладно! - подумал Денис. - И не очень надо.
Он уселся, поднял наконец-то глаза и натолкнулся взглядом на человека с выставки. Того самого, с худым лицом и ртом-разрезом, что задавал ему вопросы в день перед вылетом на стенде издательства «Прометей».
- Здравствуйте, Денис Николаевич! - сказал человек и улыбнулся.
Совершенно обычно улыбнулся, но Давыдову от этой улыбки почему-то стало не по себе. Он не верил в совпадения.
- Вы меня помните? - спросил человек, чуть приподняв брови, что должно было означать вежливость.
- Кажется, да, - выдавил Денис сипло, и откашлялся. - Мы встречались…
- Совершенно справедливо, - подтвердил попутчик благожелательно, как бы сетуя на плохую память собеседника, но не слишком сильно огорчаясь, что его не запомнили. - Встречались, причем совсем недавно, на книжной выставке. И даже беседовали, но представлены не были. Меня зовут Сергей Борисович и я, дорогой Денис Николаевич, ваш горячий поклонник.
- Угораздило, - подумал Давыдов с тоской, изображая благодарную улыбку всеми лицевыми мышцами. - Веселая будет поездочка. Незапланированная встреча с читателями. Вечер вопросов и ответов. И ведь не сбежишь… Ненавижу поезда!
Сергей Борисович протянул руку, и Давыдов пожал сухую теплую ладонь.
- Меня можно называть проще - Денис… Мне так уютнее.
- Если позволите, я бы предпочел называть вас по имени-отчеству. Люблю, знаете ли, некую старомодность, Денис Николаевич. Обращение по имени-отчеству сразу устанавливает стандарт взаимного уважения. Грань, которую уже не пересечешь. Впрочем, вы, как писатель, должны такие вещи ощущать интуитивно.
Денис хмыкнул.
- По правилам политеса я должен ответить: «Как вам угодно!».
- И? - спросил попутчик, подняв правую бровь.
С бровями он управлялся просто виртуозно.
- Как вам угодно, Сергей Борисович!
- Вот и договорились, Денис Николаевич! Говорить такому известному, большому писателю «ты», было бы неправильно - считалось бы проявлением неуважения.
- Боюсь, что мои размеры и известность вы преувеличиваете…
Вот, подумал Давыдов, еще и минуты с начала разговора не прошло, а я уже играю по его правилам. Это, кажется, называется искусством манипуляции. Вот попал!
- Вы как относитесь к коньяку, господин писатель?
- По-разному. В основном - с симпатией.
Сергей Борисович негромко засмеялся.
- Вот и хорошо. Любезная! - обратился он проходившей мимо проводнице. - Простите! Не могли бы вы вот это все нарезать и подать нам вместе с вашим вкуснейшим чаем?
Он передал ей в руки объемный полиэтиленовый пакет, пахнущий снедью, потом в пальцах его мелькнула сторублевая бумажка, и воодушевленная проводница порхнула по коридору со всей возможной грацией.
- Считаем, что вопрос подходящей к нашей беседе закуски мы решили. Давайте-ка, пока хозяйка суетится, выпьем за знакомство.
Попутчик поставил на столик две металлические стопки, которые извлек из небольшого кожаного чехольчика, ловко свернул пробку на пол-литровой бутылке «Курвуазье» и наполнил их почти до краев.
- Ну, Денис Николаевич! Будем знакомы! Вы не бойтесь, коньяк хороший. У вас прекрасные коньяки!
- Это не у нас, - поправил его Давыдов. - Это французский коньяк.
И, мысленно помолясь, о том, чтобы вечер не перерос в грандиозную пьянку (как уже случалось не раз, когда приходилось пить с несимпатичным ему собутыльником), выпил свои первые двадцать пять граммов.
Коньяк оказался действительно неплох.
- Не волнуйтесь, частить мы не будем, - сказал попутчик. - Я знаю, что вы - человек умеренно пьющий, и не считаю нужным настаивать.
- Вы меня по интервью изучали? - спросил Давыдов с ехидцей. - Открываю вам тайну - я далеко не всегда умеренно пьющий и далеко не всегда говорю правду журналистам.
- Не сомневаюсь! Говорить журналистам всю правду - плохой тон. Но я черпаю информацию не из прессы. Я вообще много о вас знаю, Денис Николаевич…
Вечер явно переставал быть томным.
Денис сел и невольно поискал рукой узел галстука, но галстука на нем не было.
Сергей Борисович сидел напротив, слегка шевеля левой бровью, что, по идее, должно было означать «ну-ну».
- Вы, наверное, Булгакова любите? - осведомился Давыдов. - Того, который Михаил Афанасьевич?
- Это который ваш земляк? - задал встречный вопрос попутчик.
- Ну да… И «Мастера и Маргариту» читали?
- Читал, - подтвердил Сергей Борисович. - Я знаком с вашими культурными вехами. Это моя обязанность. К чему вы это клоните, Денис Николаевич?
- К тому, что я не поэт Иван Бездомный, а вы не похожи на Воланда. На демона не тянете, уж извините. Даже на мелкого черта. И все эти ваши таинственные: я все о вас знаю…
- Что вы так заводитесь еще до того, как я вам хоть что-то объяснил? Совершенно немотивированная агрессия!
- Вы не случайно со мой в одном купе оказались?
Попутчик резко подался вперед, и его лицо оказалось в нескольких сантиметрах от лица Давыдова.
- А что в мире происходит просто так? - спросил он негромко, упираясь взглядом в зрачки Дениса. - Вы же сами столько писали о предопределенности случайностей, Денис Николаевич. Я могу процитировать несколько ваших совершенно превосходных пассажей о неслучайном. Так сказать, сквозная мысль, проходящая красной нитью через ваши произведения.
- Вы еще и специалист по моему творчеству? - просипел Давыдов внезапно севшим голосом.
Хотел сказать угрожающе, грозно, а получилось, что почти прошептал.
Сергей Борисович откинулся спиной на подушку дивана и улыбнулся одним ртом.
- Естественно, специалист… Кто бы еще с вами взялся разговаривать? И вообще, Денис Николаевич, как-то неправильно у нас с вами разговор развивается. Давайте-ка еще по рюмочке!
- А, давайте! - пропищал Денис с азартом.
Терять было особо нечего - только проверить попутчика на крепкость печени или самому нажраться в хлам. Зато спать расхотелось, отметил про себя Давыдов. Все он про меня знает, консультант с копытом!
Сергей Борисович налил еще по двадцать пять, и тут в двери купе, приоткрыв их едва наполовину, просочилась мясистая проводница с несколькими тарелками.
- Вот и закуска подоспела! - обрадовался попутчик. - Спасибо, голубушка! Еще бы чайку с лимоном!
Голубушка покивала, щедро раздаривая сахарную улыбку, и выскользнула в коридор с еще одной «соткой» в карманчике туго обтянувшей мощную грудь форменной сорочки.
- Вы угощайтесь, Денис Николаевич, не стесняйтесь.
- Да я не очень стеснителен, - пожал плечами Давыдов. - Приятно, когда тебя угощают поклонники!
Сказал и тут же выпил.
- Прозит! - поддержал его собутыльник, опрокидывая рюмку в узкую прорезь рта.
Точно в почтовый ящик вылил, подумал Денис.
- Угощение - всегда хорошо, но есть риск спиться, - резонно заметил Сергей Борисович, наливая в рюмки следующую дозу. - Не боитесь?
- Не боюсь. Мне такие поклонники, как вы, попадаются очень редко.
- Какие - такие?
- Думающие, таинственные, чрезвычайно осведомленные!
- Просто в краску меня вгоняете, право слово! Вы закусывайте, закусывайте, господин писатель…
- А вы, кстати, хотели мне что-то объяснить, господин поклонник…
- Денис Николаевич, - доброжелательно проворковал Сергей Борисович. - Я обещал и слово сдержу. Дело в том, что нашей истории есть некая преамбула и с этой преамбулы надо начать. Нет смысла рассказывать историю с середины. Или с конца. Не так ли?
Давыдов с хмыкнул.
- В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа…
- Можно и так, конечно, - легко согласился попутчик. - Но история, которую я вам приготовил, она о другом. Вы готовы меня выслушать, Денис Николаевич?
- Готов, - отозвался Давыдов. - Может, давайте перед этим по третьей?
- Легко! - согласился попутчик, и снова налил.
Tags: Чужие сны
Subscribe
promo bither april 25, 2012 17:23 3
Buy for 200 tokens
Промо-блок свободен! :-) Пользуйтесь случаем!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments