Ян Валетов (bither) wrote,
Ян Валетов
bither

Category:

Неожиданное интервью...

Я его не давал.
Вернее - давал, но из нашей давнишней, еще летней, кажется, беседы, уже было сделано два материала. Один удачный, другой - неудачный.
И вот из того же компота - третий навар. Кстати, этот материал получился наиболее близким к тексту, видно расшифровку Саша Мухарев делал сразу же после беседы.

Александр МУХАРЕВ:

Ян Валетов:

 «Искусство не влияет на действительность»

Ян Валетов — в прошлом КВНщик, а сейчас бизнесмен и один из немногих днепропетровских писателей, добившихся известности не только в Украине, но и на пространстве СНГ. Сравнительно недавно свет увидели три его романа — «Ничья земля», «Дети капища» и «Дураки и герои», которые входят в тетралогию, выполненную в смешанном жанре боевика, триллера и романа-предупреждения и сдобренная фантастическим антуражем недалекого будущего, когда ситуация в нашей стране еще более ухудшится.

Последний роман серии, который называется «Школа негодяев», уже нашел своего читателя в начале 2009 года. В преддверии выхода новой книги корреспондент «Экспедиции ХХI» побеседовал с автором об особенностях творчества и о бытие современного писателя в Днепропетровске и Украине, а также о том, почему им был выбран такой редкий прозаический жанр, как триллер.

Конечно, в разговоре мы не могли обойти политические моменты сегодняшней жизни, которые продолжают беспокоить украинский социум.

Как возник замысел сериала? Видимо, Вас очень раздражали глупые и непрофессиональные проявления в политической жизни, бизнесе и внешней стратегии государства? Верите ли Вы, что Ваша работа хоть на малую толику может повлиять на действительность?

— Замысел всегда возникает из ничего. Из фразы, нескольких строк из песни, неизвестно когда прочитанной заметки. Из случайной мысли. Я даже затрудняюсь сказать, как это происходит. Но идея не происходит из раздражения, однозначно. Из раздражения вообще ничего хорошего возникнуть не может. Да, я не перестаю удивляться тому, что у нас к власти приходит большинство демагогов, а люди компетентные в ней не задерживаются. Тому, что экономикой пытаются рулить, как лошадью, дергая за узду, хотя основной принцип понятен: не нужно трогать экономику грязными руками — тогда она не будет чесаться и болеть. Достало ли это меня? Еще как! Плохо не то, что правила жесткие, а то, что правил нет. Закон или один для всех, или его нет вообще, а у нас закон пишут под конкретные бизнес-программы определенных финансовых групп. Все животные равны между собой, но некоторые из них равнее! Оруэлл продолжает рулить, читайте «Скотный двор». Даже его книги не повлияли на действительность, куда уж мне в калашный ряд! В то, что искусство может хоть что-то изменить, я не верю ни на секунду. В моем возрасте стыдно быть наивным.

Нередко в своем творчестве вы сгущаете краски и доводите ныне существующие реалии до логического конца. Это касается и взгляда на Украину, который показан в тетралогии: волн у и чудовищные последствия ее можно воспринимать, как аллегорию. Как метафору того хаоса, который происходит последние годы в стране. Как вы смотрите на будущее Украины — долго ли этот бардак будет продолжаться?

— Не думаю, что сгущаю краски. Я вообще воинствующий реалист и редко занимаюсь безосновательными фантазиями. Нынешняя ситуация в Украине и вокруг нее достаточно пугающая и без моих измышлений. Кризис политический, вызванный нежеланием политических элит (если то, что есть у нас, можно назвать элитами; я бы употребил не столь красивое слово) договариваться друг с другом. Кризис экономический, вызванный действиями правительства и отдачей кризиса мирового… У нас с вами такие приятные перспективы, что мне не надо напрягать фантазию. Все и так очень здорово. В тот момент, когда я начинал писать сериал, мы еще отходили от эйфории оранжевых событий. Общество на мои предположения реагировало скептически. Все воспринималось как технологическая страшилка, хотя уже много лет в прессе и Сети обсуждается тема катастрофы Днепровского каскада плотин и ее последствия. Ну, появился еще один автор, который пугает читателя страшным наводнением и прочими неприятностями! Хотя я сразу ориентировал читателя на предысторию катастрофы, на ее причины. Последствия страшны, но еще более страшно то, что может такую катастрофу вызвать к жизни, бросить в реальность с бумажных страниц. Это не аллегория. Это вполне возможный вариант развития событий. Хаос, политическая неразбериха, неумение правителей определить место своей страны в современном мире, беспрерывная схватка за управление финансовыми потоками, алчность… Будет ли этому конец и когда? Очень сложно спрогнозировать. Мы еще не дошли до нижней точки, так зачем говорить о том, когда начнется движение вверх? Думаю, что до президентских выборов мы будем наблюдать активизацию межклановой войны, грязные пиар-технологии и прочие «радости» предвыборной гонки. Страна будет заниматься трудоустройством Тимошенко, Януковича и Ющенко, и ничего хорошего от этого ждать не приходится. Цены будут расти, ВВП — падать, обещаниям не будет числа, исполнять их, как всегда, не будут... Можно, конечно, каркать и дальше, но что толку? Давайте готовиться к худшему, а если я окажусь не прав, порадуемся вместе.

Считаете ли Вы, что литература должна в первую очередь воспитывать, прививать этические идеалы, или она просто должна развлекать и отвлекать от проблем, быть своего рода наркотиком?

Литература никого не должна воспитывать — для этого есть педагоги.

— Литература никого не должна воспитывать, для этого есть педагоги. Прививками пусть занимаются иммунологи — это их задачи. Но и сводить роль литературы к чистому развлечению я бы не рискнул. Литература, на мой взгляд, несет в себе более сложные функции. Несомненно, литература и кино должны увлекать, быть интересными, захватывающими. Но... вы переворачиваете последнюю страницу книги, видите на экране финальные титры — и все. Вы вернулись в реальный мир, и все осталось на месте: проблемы, неурядицы. Но для меня, например, книга или фильм, да и творчество — это возможность переключиться между проблемами, позволить мозгу поработать в разных областях, не зацикливаясь на чем-то одном. Преувеличивать влияние искусств на людей не стоит. Сделать кого-то лучше или хуже с помощью литературы или кинематографа вряд ли возможно. И я не уверен, что это плохо, скорее — наоборот.

Вас называют «королем украинского триллера». Какие авторы в рамках данного жанра с Вами конкурируют? Почему Вы сочиняете именно триллеры?

Кто-то любит выжать из читателей слезу, кто-то — заставить их дрожать, а я люблю все сразу.

— Насколько мне известно, в жанре триллера на Украине работаю я один. Так что за вершину горы мне особо сражаться не нужно. Создавать у читателя ощущение напряженного переживания, волнения — это мне нравится. По сути, я всего-навсего рассказываю истории. Кто-то любит выжать из читателей слезу, кто-то — заставить их дрожать, а я люблю все сразу. Триллер — жанр, не имеющий границ, и это здорово. Мне не нравится оставаться в жанровых рамках. А вот ужасы я до сих пор не писал. Кстати, надо подумать: жанр интересный, человечество любит страшные сказки.

Вы пишете на русском языке, но переводились также и на государственный. Насколько успешный был опыт издания Вашего романа на украинском? Есть ли здесь достаточный рынок? Что бы Вы посоветовали начинающему писателю — переходить на «мову» или пытаться штурмовать российских издателей?

— На украинский язык в издательстве «Факт» перевели мою повесть «Прицельная дальность». Я не настолько знаю украинский язык, чтобы судить о качестве перевода, но мои украиноязычные друзья от него не в восторге. Владелец «Факта», аматор и энтузиаст украинского книгоиздания Леонид Финкельштейн говорил, что переводить меня трудно: слишком уж по-русски я пишу. В результате острая повесть о покушении на премьер-министра Украины вышла через семь месяцев после того, как появилась в Сети, получила критику (благожелательную и не очень), но не получила читателя. В Интернете, в Библиотеке Альдебарана, ее прочли более 9 тысяч человек, а 2000-й тираж на украинском языке продавался пару лет.

Причин тому несколько. Первая и главная — наш рынок на 90% принадлежит российским книгоиздателям. Не скажу, хорошо это или плохо, но это так. Книги Андрея Куркова, изданные питерской «Амфорой», продаются влет, изданные харьковским «Фолио» или в переводе на украинский язык, — кое-как. Издание на Украине не даст автору ничего — ни денег, ни пиара. У нас есть «золотая двадцатка» писателей — вся она либо вошла на отечественный рынок из-за рубежа, либо и сейчас ориентирована на зарубежье, либо создает продукт, имеющий национальную ценность. Курков, Андрухович, Жадан, Забужко, Карпа, Дереш, Кокотюха, Капрановы... На 47 миллионов человек я от силы назову 20 имен. Но Курков, Андрухович и Жадан — это международный продукт с украинскими корнями. Качественная литература, ставшая брендом за пределами Украины, и практически неизвестная массовому украинскому читателю. Так что по своему опыту скажу: молодым русскоязычным писателям надо пытаться опубликоваться в России. Здесь и сейчас — не лучшее время для пишущих на украинском языке.

Какие книги интересны Вам?

— Книги, написанные о людях с живыми характерами, хорошим литературным языком и увлекательным сюжетом. Жанр значения не имеет. Категорически отвергаю — книги, написанные неинтересно, телефонно-телеграфным языком, с картонными персонажами. Не люблю книги с заумью. Очень часто за ней не оказывается мыслей вообще. Одна форма, лишенная содержания, — кому она нужна?

Беседовал Александр МУХАРЕВ

 
Tags: Интервью, Украина, литература, серия "Ничья Земля"
Subscribe
promo bither april 25, 2012 17:23 3
Buy for 200 tokens
Промо-блок свободен! :-) Пользуйтесь случаем!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments