Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

А, может, диктатура?

Доброе утро, страна!

С демократией мы уже разобрались. Если кто питает иллюзии, почитайте комменты к моему предыдущему посту. Как оказалось, у нас большевистские представления о демократии, то есть - слово есть, а демократии нет.
Не доросли.
Ладно. Что с этим делать увидим в конце марта.
Выдвижение Симоненко от запрещенной партии коммунистов на фоне выдвижения кандидата от "против всех" прошло незаметно.
Каплин, гарантировавший нам снижение цены газа в 4 раза, ждет голосов легковерных. Наверное, откусит свою маленькую часть. Если люди верят в инопланетян и мудрого вождя, то голоса будут и у Каплина.
Меняются рейтинги.
Страна, доедая ставший смертельно опасным салат оливье, посылает друг друга куда подальше. Интернет кипит обвинениями в продажности, в глупости, в недальновидности, в незнаниии исторических аналогий, в непонимании последствий неправильного выбора...
Причем, правильный выбор - это выбор того, кто считает выбор всех остальных неправильным.
Помните, что с демократией мы разобрались? Я писал в начале? Вот. Учтите.

Знаете, дорогие и не дорогие мои, я, вообще, сторонник просвещенной диктатуры. Мне Пиночет и его светлый образ кажется более правильным шагом, чем выбор "непоймикого". Я знаю, как и что сделал дон Аугусто, и понимаю насколько тяжелые решения принимал этот великий человек и реформатор. И моя личная проблема в том, что я личностей такого масштаба, как Генерал, у нас и близко не вижу. То, что вижу, вызывает у меня ужас, а не восхищение.
Украинского Пиночета, как и украинского Салазара не будет. Будет одно название и кровавая баня в конце. И то, что его не будет при текущем качестве кандидатов на эту роль, великое благо для страны, в которой демократия - это то, что я думаю, а не демократия.

В общем, я не нанимался ставить диагнозы. Я беспартийный, желающий добра своей стране, украинец, принадлежащий к нетитульной нации, дикая помесь кровей и религий, как, впрочем, и многие мои земляки. Все, что я могу сделать - это проголосовать. И еще - написать пару строк, которые воспримут только мои единомышленники. Все. Мои возможности мирно влиять на окружающую среду заканчиваются.
Все, что произойдет в конце марта, определит наши метания на ближайшие пять лет. Дай бог, чтобы не было отката назад, а по поводу остальных перспектив - тут только попкорн и кола.
Кто там у нас газ в разы удешевит? А кто больше? А кто вернет советский пломбир по 19 копеек? А?
Ждем.
Но мне очень грустно.
promo bither april 25, 2012 17:23 3
Buy for 200 tokens
Промо-блок свободен! :-) Пользуйтесь случаем!

Одесса медленно запрягает...

Как написал Саша Грид мне в Фб:

Там не вся Одесса,- вся Одесса сразу не набегает, а выдерживает пару тактов и потом танцует. В общем, Ян, надо приезжать регулярнее...
Таки-да...
Людей было в разы меньше, чем в Киеве или Днепре, но атмосфера была теплой, беседа, на мой взгляд, интересной, организация - отличной, место встречи - стильным, модным, удобным, а торт, которым меня одарили читательницы - очень-очень-вкусным або вельми смачним!)))

Одесситы мне понравились уровнем свободы в крови - оно куда больше европейских 0,5 промилле и куда больше наших украинских 0,2.

Одесситы, спасибо вам. Я вас люблю.
До встречи.

Collapse )

Добрые пожелания...

Почитал комменты в ФБ, почитал комменты в ЖЖ. Боже ж ты мой! Сколько в интернете настоящих рафинированных долбоебов! Почитал комменты у Андрей Лазарчук . Боже ж ты мой! Оказывается долбоебов еще больше, чем мне виделось.
Господа! Я искренне желаю вам оказаться в стране, которой будет управлять деятель, подобный Кастро, во время революции, которую возглавит людоед и убийца, подобный Че.
Я желаю вам, чтобы вы уцелели, и в последующие годы вдоволь наелись маиса и риса по карточкам. Чтобы вся ваша жизнь прошла в любимом вами социалистическом раю.
Это будет очень справедливо. Каждому воздасться по вере его. Вы получите мыло по разнарядке домового комитета, а я выпью спайси рома в нищей Доминикане, за сбычу мечт и ваше ватное здоровье. Хочу, чтобы вы жили в вашей мечте, как можно дольше и наслаждались, наслаждались, наслаждались...

Пусть

Они сжигают сыр, мясо и давят фрукты с овощами.
Это удивительно, но - пусть.
Все, что не вредит нашей стране, нужно и должно игнорировать.
Это личное дело соседей. Могут даже все взорвать. Или закопать. Или утопить.
Главное, чтобы это не касалось нас.
Происходящее сейчас в России совершенно закономерно. Если это устраивает её жителей и её граждан и не вызывает вопросов у симпатиков, так тому и быть.
Не питайте иллюзий - от раздавленных пармезанов страны не падают. Голода там (и хорошо!) не будет. Главное, чтобы обитатели страны были довольны курсом и решениями правящих сил - и все у них сложится.
А по моим наблюдениям, тем, кому надо, будут иметь то, что захотят - и устрицы с пармезаном в том числе. А тем, у кого этого не было - им тоже хорошо. Этого и не будет, и привыкать не надо.
Все оправдано. Жизнь - борьба. Кругом враги. Мы выстоим.

Нам о своем подумать. Урожай хорош - как сохранить? Как выгодно продать излишки? Что делать с разрывом инфраструктурных связей? Как дороги восстановить? В общем, каждому - свое.
Кому бульдозером по помидорам, а кому с помидорами на рынок.

Между прошлым и будущим.

У нас было общее прошлое. Хорошее, плохое - разное. За все, что было лично я благодарен. Для меня молодость - это не только демонстрации и дешевый портвейн (никогда не любил портвейны, особенно в подворотне, особенно дешевые), это фестивали СТЭМов, КВНовские сборища, игры "ЧГК", это прекрасные друзья - поэты, писатели, актеры, инженеры, спортсмены. Все, как один - таланты, даже те, кто оказался потом бездарью или классическим графоманом, те кто спился от безысходности, те, кто спился просто так. И даже те, кто скурвился потом... Тогда, мы были молоды, все еще было спереди... И мы всерьез считали мир нашим.
Это было прекрасно? Да. Молодость - это всегда прекрасно. Даже на войне. Даже во времена вселенских катаклизмов. Хочу ли я назад? Не знаю, не уверен. Наверное, не хочу. Но понимаю тех, кто хочет назад - в мир, где завтра начинается, как только "отобьёшь" пропуск на проходной в конце рабочего дня. Где все расписано - родился, учился, работал, пенсия, умер. Сначала 120. Потом - 140. Потом, если умный и смог - 160. Напрягся, выскочил пробился - 180-210. Выгрыз, выцарапал со степенью - 230 - 320. А там и оформили 120 при полном благополучии - госквартира, херовенькая, зато бесплатная медицина, дачка - 6 соток, именные часы на прощание и, если стаж в партии позволял, место на центральной аллее кладбища.
Там было хорошо и понятно. Там была колбаса за 1.80, хлеб за 16 коп. и водка за 4.12 (3.62 я не застал, но шампанское по 4.17 помню), а для непритязательных был Биомицин и Золотая осень (кажется по 1.18 за бутылку, но тут я не уверен, не мой формат, меня поправят, если что).
И это "хорошо и понятно" вдруг поменяли на какую-то "свободу", которая оказалась, в общем-то, не свободой, а вечным движением к несбыточной мечте. И ничего не гарантировано - ни приза в конце, ни места на центральной аллейке, ни колбаски с пошехонским сырком. Сырок "Дружба" остался, а вот дружбы между народами не стало и оказалось, что человек человеку не друг и брат, а натуральный lupus est, о чем знали еще древние римляне.
Что хорошего в этом мире - жестоком, злом, неопределенном? Где нет уравниловки и от каждого не по способностям выучить и усвоить, а по способности извернуться и применить?
И бывшие братья тут не братья, и с работой трудности, и на пенсию не проживешь...
Я понимаю тех, кто просится обратно. Честное слово, понимаю. Я же знаю, что не все одинаковые - кому-то хорошо и уютно в вечном бою, а кто-то устает и сдается. Ну, не создан человек для сражения! Но обратно не вернешься. Никогда. И те, кто хотят в СССР, хотят в свою молодость, которая давно и безнадежно канула в Лету.
И только то будет нашим, что построим. Уже без уравниловки, но и без пещерных законов 90-х. Только то, что построим, выстрадаем, выносим. Родится кособокое - сами виноваты. Но ведь в Европе построили! И в Штатах построили. Без шарашек, лагерей, доносов, без постоянного вранья, цензуры и прочих радостей. У них получилось? И у нас получится. Построить демократическое, развитое, свободное государство - разве это плохая цель? Там, в прошлом, мы уже жили. Поверьте, когда есть колбаса и душно, это хуже, чем когда есть свежий воздух и возможность заработать на колбасу.
Представляете себе желоб для бобслея? В 1991 году мы ушли со стартовой площадки вниз. Можно сколь угодно долго хвататься за ледяные стенки, в попытках затормозить, но боб слишком тяжёл, а трасса чересчур крута. Мы так или иначе доедем до финиша. Там, за лентами - наше будущее. Каким оно будет я не знаю. Каким построим, таким и будет.
Я знаю, что там уже не случится СССР или его реинкарнаций - там вырастет Украина непохожая на УССР. Новая страна. Со своими тараканами, со своими глупостями и странностями, но и со своим путем. Надеюсь, что европейским. Нет, не так... Уверен, что с европейским.
А нам, живущим между прошлым и будущим, предстоит пройти его вместе со своей страной.
И так хочется успеть дойти, суметь дождаться.
Этот пост не о политике. Он не против России - идите куда и как хотите. У вас свои трудности, у нас свои.
Было общее прошлое, спасибо вам за него. Общего будущего уже не будет - за это тоже отдельная благодарность. Мы многому научились благодаря вам. Мы знаем, что стране нужна хорошо вооруженная и обученная армия. Мы разобрались, какие торговые и военные союзы нам выгодны. Мы даже сообразили, чем плох дешевый газ - тем, что он чужой! Мы стали умнее и опытнее, жаль, что опыт этот стоил нам жизней сограждан, но бесплатного опыта не бывает. За то, чтобы понять, где друг, а где враг всегда платят дорогую цену.
Но то, что пути наши разошлись на ближайшие сто лет - в этом я уверен.

Украинские грузовики с сосисками ворвались на главную площадь города...

Наличествует и сильнейшая интрига. До самого конца так и не было понятно, от чего именно герои так долго защищали город Славянск.

Все выяснилось только в самом финале, когда наконец стало понятно, что обороняли они город от четырех тонн сосисок.

Конец драмы ознаменован чудовищным, поистине шекспировским накалом.

Увы, зло восторжествовало.

Передумавшие умирать герои сбежали, и украинские грузовики с сосисками ворвались на главную площадь города.

Торжествующие каратели раздали населению сосиски, попутно навязав ему хлеб, лекарства и другие ужасы цивилизации.

Занавес.

Рыдание зала.

Невзоров об героической обороне Славянска.

http://www.snob.ru/selected/entry/78355


Ностальгическое...

Немного воспоминаний, как преамбула.

1982 год. Евпатория. Мы вожатые в лагере Жемчужина. Молодость. Романы. Гитара. Ошеломляющий запах роз. Прохладное мелкое море с тысячами маленьких крабиков. Испаряющийся на языке брют по 4,75 за бутылку. Черная черешня. Солнце. Свобода. Пьяный степной ветер.

1984 год. Алушта. Лагерь имени Лени Голикова. Звездное небо. Резкие крики цикад. Снова гитара. Шершавые губы с запахом клубники и сухого вина. Того самого - по 15 копеек за стакан, из автомата на набережной. Мы молоды. Все еще впереди. Троллейбус едет по извилистой дороге над наполненной синевой чашей и внизу лежит белый, как колотый сахар, город.

1986. Осень. Мы с моей будущей женой снимаем комнату недалеко от автовокзала у неприятной старушки со злым лицом. Днем мы озвучиваем фильм на Ялтинской киностудии, а вечерами бродим по набережной. У нас еще роман, но уже понятно, что все очень серьезно. Море в двух шагах от студии. За гостиницей Ореанда - летний кинотеатр. Он все еще работает в октябре, хотя людей уже мало. По набережной ветер носит желтые листья платанов. Совсем, как у Визбора.

1992 год. Ай-Даниль.
Мы с напарником вывозим наши семьи на лето в Крым. Бывший санаторий 4 управления. Все номера на море. Дети бегают по короткой набережной, вместе с нами карабкаются по терренкурам. В столовой пять раз в неделю жареная картошка на гарнир. Почему-то мерзлая. В правом крыле - ресторан, по тем временам весьма приличный. Но это не главное. Главное, как шумит море, набегая на гальку. Как горько пахнет цветущий миндаль...

Collapse )

Чужие сны.

Готово 8 глав и часть 9-й. А вот сколько их всего будет в итоге никто не знает. Даже я.(((
Большая книга. Боюсь, что маленькие я писать не умею. Но, надеюсь, ограничимся 1 томом.


На пробу часть 8 главы.

Поезда Давыдов не любил всем сердцем. Вокзалы - тоже. Грязные, пропахшие расставаниями и креозотом сараи. Время, когда в залах ожидания играли симфонические оркестры, давно прошло. Теперь это было царство торопящихся пассажиров, ментов с физиономиями мытарей, множества смуглых парней неопределенной, но явно не славянской национальности, бездомных, алкашей разной степени испитости, вокзальных девиц и прочей публики, которая в изобилии встречается в местах, где огромные человеческие массы перетекают из одного места в другое.
На Киевском пришлось нанимать носильщика. Почти мгновенно, что само по себе было чудом, нашелся дюжий парень с покатыми плечами и с рябым, как кусок пошехонского сыра, лицом, смешно окающий по-волжски и очень неторопливый. От парня пахло недельным потом да водочкой - особенно любимое Денисом сочетание.
Курочкин помог выгрузить чемоданы из багажника на тележку антикварного вида, Давыдов поцеловал Карину в подставленную щеку.
- Что с тобой, cara mia? - спросил он, вдохнув запах ее кожи и слабый аромат любимых «Shiseido».

Collapse )

Практически уверен, что...

... третий том "Проклятого" если и увидит свет в бумаге, то малым тиражом в "Альтерпрессе".

Ситуация в издательствах (насколько она мне известна) такова, что идти на малейшие риски господа издатели не хотят, не будут ни за какие коврижки и, что особенно неприятно признавать, совершенно правильно делают.
Другое дело, что в таком положении вещей вина издателей практически 100%. Именно они наполнили рынок дорогим мусором нашего и зарубежного авторства, именно они сформировали ненормальные цены при сомнительном содержании и двадцать лет портили читателя, делая его потребителем жвачки.
Это их вина, но не их грех - нужно было зарабатывать деньги, а зарабатывать на продаже шаурмы куда проще, чем продажей красной икры. Рынок шире, потребителей больше, а что в бутерброде - телятина или кошатина - не все способны различать. Да и зачем? С лучком и кетчупом пойдет "на ура!".

Я считаю, что "Проклятый" - наиболее сильная из моих книг в настоящий момент. А как считаете вы?


Какой из моих романов вы считаете самым лучшим?

Левый берег Стикса
5(11.6%)
Остаться в живых
4(9.3%)
Ничья Земля
15(34.9%)
Проклятый
19(44.2%)

Мириам и Иегуда

- Прости, Иегуда, я плохая хозяйка, не покормила гостя. Что тебе хлеб и вино, после целого дня на ногах? Ничего свежего нет, но утром я варила похлебку из рыбы, есть немного сыра, оливковое масло с чесноком…
- Мне достаточно того, что я сижу за твоим столом, могу говорить с тобой. Что мы преломили хлеб и выпили вина. Как во время последнего седера . Перед тем как… - голос Иегуды прервался, будто ему не хватило дыхания, он странно закашлялся, отворачивая взгляд, и Мириам не стала всматриваться, давая ему возможность укротить чувства.
– Знаешь, быть мертвым для всех, кто тебя знал – это неплохо. – продолжил он. - Это шанс начать все заново. Смыть все записи со своего листа в Книге Судеб и написать все набело. Вот только набело никогда не получается. И оставить все позади невозможно. Есть вещи, которые нельзя стереть, нельзя забыть. И из-за них, будь они прокляты, нельзя начать с чистого листа. Ты понимаешь, о чем я? Я все забыл. Все стер. Все потерял, кроме одного. Говорят, что когда человек теряет руку или ногу, то они продолжают приносить ему боль еще много-много лет. Плоти нет, а боль остается. Когда что-то вырываешь из памяти, сердце продолжает тосковать. Все эти годы, каждый день из этих проклятых лет мне не хватало его. И тебя.
Он замолчал.
Мириам повернулась к очагу и принялась стучать посудой. Над потемневшим камнем вспыхнул огонь, в комнате стало еще светлее. С море задул ночной бриз, покружил над скалами и ворвался в окна через распахнутые ставни. Запах моря примешался к запаху рыбной похлебки и горящих в очаге можжевеловых веток. Цикады разом сделали паузу, перевели дух и снова рассыпали в южную ночь свои бесконечные трели.
- Кифа был здесь по дороге в Антиохию, - произнесла Мириам в тот момент, когда молчать дальше стало физически невозможно. – Сидел там, где сидишь ты, я кормила его обедом. Кифа теперь и не Кифа вовсе и даже не Шимон. Он теперь зовется Петром. Он пришел ко мне тайно, по старой дружбе, но так, чтобы об этом не прознали другие.
- Он спрашивал обо мне?
Она оглянулась на Иегуду через плечо, покачала головой и ему показалось, что в глазах ее мелькнула жалость.
- Никто не спрашивает о тебе. Даже те, кто знает, что ты жив, предпочитают думать, что ты мертв. Так удобнее. Ты думаешь, Кифа забыл свой страх? Забыл, что не он, а ты сделал для Иешуа то, о чем просил га-Ноцри? Нет, Иегуда. Никто и ничего не забыл. Можно забыть о своей трусости, но не о чужом благородстве. Иаков уже не помнит о том, что не хотел иметь ничего общего с Иешуа. Кифа забыл, как спрятался за твою спину и трижды отрекся от него. Иоханнан старается ни во что не вмешиваться, никого не раздражать, Левий ушел в Аксум и проповедует там, Андрей нынче в Боспорском царстве , Фома – так далеко на востоке, что никто точно не знает где…
- Но все они рассказывают людям о Иешуа, и это именно то, чего ты хотела.
- Они давно рассказывают людям совсем не то, что я хотела и совсем не то, что он говорил, Иегуда. Но какое это имеет значение? Мне было важно, чтобы люди его помнили - и они его помнят. Могу ли я хотеть большего? Однажды произнесенное уже не принадлежит тебе, оно принадлежит всем. С каждым днем Иешуа, о котором рассказывают, все более могущественен: он защитник бедных, исцелитель больных, он милосерден, но и беспощаден, когда требуется. Одно плохо - он давно уже не похож на Иешуа, которого мы все знали.