Tags: творчество

"Ничья Земля", Фолио, 2017

"Ничья Земля" вышла в Фолио.
Десять лет между российским и первым украинским изданием, которое состоялось благодаря Красовицкому Александру
"Ничья Земля" вернулась домой, где ее не хотели видеть - я хорошо помню, как меня пинали издательства и у нас и в РФ.
- Что вы? - говорили мне российские издатели. - Разве можно такое издавать? Что за глупости? Это вы на Путина намекаете? Ну, какой же он царь? Нашли себе самодержца! Какая война с Грузией? Вы с ума сошли? Нет, нет.. Простите, но нас это не интересует!
- Да вы с ума сошли! - говорили мне украинские издатели. - Ну, что вы это себе нафантазировали! Какая Восточная республика? Какая Западная конфедерация? Вы такое наворотили, аж страшно! Не любите вы наших политиков, Ян! Что они вам плохого сделали? И Россию вы как-то странно рисуете... Ну, какой Путин монарх! Обижаете соседа!
- Ваш рукопис ми отримали, але він російскою мовою. Ми не друкуємо російскою, вибачте. На все добре. - говорили мне с плохо скрываемым отношением.
Никто не любит видеть себя в зеркале. Ни на своем языке, ни на языке врага.
Даже мой друг и соратник, мой первый издатель Петр Хазин отказался издавать тетралогию. И я понимаю почему.
Спасибо Александру Сидоровичу который решился на издание этой книги. Мы не общаемся сейчас по понятным причинам, но я благодарен ему за его смелость.
- Она выйдет в серии "Фантастический боевик" - сообщил мне Саша.
- Да ты с ума сошел! - воскликнул я. - Какой фантастический боевик? Это же другой жанр!
- Ты хочешь, чтобы она вышла? - спросил он. - Пусть это будет Фантастический боевик. Когда меня спросят, как я такое пропустил, я скажу: "А! Это? Херня! Это же фантастический боевик!" Понял?
И я понял.
Потом был главный приз "Интерпресскона" в 2009 году и Бронзовый Кадуцей на "ЗМ" у Арсена Авакова
В 2012 в России вышел омнибус, объединивший все четыре романа серии под одной обложкой. А потом...
Все помнят, что случилось потом.
И вот теперь "НЗ" вернулась домой.
У этого романа есть эпиграф:
"Моей стране, которой я желаю другой судьбы".
Я надеюсь, что сбудется он, а не то, что описано в романе.


promo bither april 25, 2012 17:23 3
Buy for 200 tokens
Промо-блок свободен! :-) Пользуйтесь случаем!

3\4 редактуры выполнено.

Роман пойдет в печать под названием:
"1917"
Если, конечно, издатель не будет против. Ничего подобного "Окаянным дням" Бунина для названия я не нашел, несмотря на все богатство русского языка. Увы. Иван Алексеевич нашел два самых точных слова. Я - пас. Все, что придумано, кажется просто бледным перепевом.
Но роман "1917" в году 2017 - это неплохо.
Редактура тяжелая, так как объединить драфт 10 серийного сериала с уже написанным кинороманом практически невозможно. Некоторые главы просто пишу наново.
В общем, надеюсь, что вскоре закончу.

Под катом небольшой отрывок, для затравки.
Collapse )

Интересно...

Говорил с моим старым другом, одим из первых моих читателей.
Так вот, он высказал следующую мысль:
Все мои тексты узнаваемы. То есть - если бы он получил в руки текст без подписи, написанный мной, то безошибочно определил бы авторство.
Пусть он субъективен, но имею основания полагать, что причины для такого мнения имеются.
И это несмотря на то, что я старался все свои романы писать разными стилями. "Ничья земля", ИМХО, отличается стилем и языком от "Остаться в живых". "Левый берег Стикса" не похож на остальные книги. "Сердце Иуды" в исторической своей части пишется достаточно архаичным, и по лексике и по структуре, языком.
Несомненно, в моих книгах есть вещи, указывающие на авторство. И это не только жанр. :-). Несколько временных линий и сюжетов, развивающихся одновременно, методы нагнетания саспенса, как лексическая особенность - сказуемое далеко отстоящее от подлежащего (это мне филологи объяснили. Я уже не помню ни что такое сказуемое, ни что такое подлежащее. Просто есть у меня такая вот особенность при конструировании сложносочиненных и сложно подчиненных предложений.) Более того, если в первых своих книгах я строил длинные, на полстраницы предложения, то теперь я неосознанно их избегаю, пытаясь сделать текст проще для восприятия...

Скажите мне, друзья, кто читал, конечно, действительно ли все мои книги написаны одинаковым, калькированным языком? Или автор опознается по каким-нибудь другим признакам?